Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
03:54 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Мы убегали. Такого давненько уже не было, но мы снова убегали. Сначала робко, нерешительно - а вдруг пронесет, а вдруг мерещится, а вдруг обойдется. А потом уже со всех ног, не разбирая дороги, напролом - лишь бы не попасться.
"Почему они не бегут?", - это первое, что я помню. Задавленный, смятый, возмущенный вопрос. Она паниковала. Девушка, убегающая вместе со мной. Нас было больше, гораздо больше, несколько десятков, но убегали только мы втроем - я, она и маленькая девочка. А остальные - остальные нет. Остальные были напыщены, поглощены собой, измерением яиц, спесью.
А мы бежали - в темени, по переулкам, по самой тьме, по зловещей ночи, заросшей кустарником.
- Почему они не бегут?!
- А это как в ужастиках. Ты что, их не смотрела?
Я пыталась бодриться. Я сама еще не до конца верила во все происходящее.
- Что?!
Если бы она могла, она бы орала. Она бы вцепилась мне в башку и разбила бы ее об асфальт. Но она была слишком напугана, и я была ей нужна. И она полу-шептала, полу-шипела, с широко раскрытыми глазами и трясущимися губами.
- Ну, знаешь, как в дурацких фильмах, где главные герои не верят в мистику, пытаются найти логическое объяснение и погибают.
Что оставшиеся погибнут, никто из нас не сомневался. Да и мы сами, скорее всего...
- Да как тут не верить то?!
Она почти орала. Почти. И тряслась. Уже не от страха - от возмущения.
- Ну, думают что все это - костюмы к хеллоуину.
- Какие нахрен блять костюмы?!!

Признаться, я и сама по началу думала, что это костюмы. Хотела думать. Но люди в костюмах не расчленяют других. И дело было даже не в расчленении - оно-то как раз могло бы мне и понравиться. Дело было в изощренности. В спецэффектах, в желании намеренно нагнать страху. В извращенности, в кромешном... безумии.
Все это напоминало мне кое-что. Напоминало Эстер. Убийства без цели убийств - а с целью забить мозг страхом настолько, чтобы он отказал, чтобы поработить его. И меня бы парализовало, если бы не дичайшее желание все таки вырваться из этого. Не даться. Им.
Ну а еще это разносилось как зараза - и это тоже напоминало.
Вот один из "разукрашенных" напал на человека - фигня вроде бы, бухой или дурак. Поймают. Но вот его жертва встала и тоже начала нападать. Такая же разукрашенная теперь. И не было это гримом. И это неслось дальше. И дальше. И дальше.
Они заполонили весь город.
В них превращались близкие.
Мой самый адский кошмар повторялся.

Мы бежали через ночь и холодный, мокрый от дождя кустарник, стараясь не попадать под свет из окон и под свет фонарей. Просто двигаться - как можно быстрее и как можно тише. Мне казалось, что нас чуят, даже не видя. Эти твари всегда чуят.
И мы услышали звук впереди - крик, пронзительный, тонкий, резкий; скрип; громкое дыхание; будто тяжело дающийся смех.
И мы выбежали прямо на них.
"Разукрашенный" мужчина натягивал трос, который поднимал деревянный кол с его рост. На остром конце кола мотался насаженный на него голый младенец и истошно орал. А рядом с ними недвижимо стояло что-то... большое. Человек, или камень, или кусок плоти - оно было живым.
Мы замерли. Мы оцепенели. Мы не могли двинуться с места. А тем временем кол поднялся вертикально вверх. Младенец умолк. И тут же - зашевелился. Теперь он начал вытягиваться, отращивая себе неизвестно откуда берущуюся плоть, оборачивался этой плотью вокруг кола, спиралью, как змея. На нас обернулся мужчина - его глаза были пусты и безумны. Такими же глазами смотрел и младенец, обретший свой "костюм". Повернулось и здоровенное нечто.

Надо было бежать. Теперь уже именно от них. И бежать по-умному, так, чтобы не как те, кто еще недавно был с нами. Не знаю как, но все одновременно решили взять на себя по одному "хвосту".
А мужчина медлил. Было видно, что остальные два ринутся только после него. А он зыркал на нас поочередно, словно выбирая.
- Я отвлеку крупного, - бросила я и побежала вперед. Так, чтобы миновать мужика и младенца, и, коснувшись поувесистее здоровенной твари, увести ее за собой. Я уже приглядела узкую арку неподалеку. Заведу туда, застрянет, а там... что-нибудь придумаю.
Возмущенная выбрала мужчину. На бегу я видела, как она запустила в него камнем и рванулась в другую сторону. Я надеялась, у нее тоже созрел план.
А младпнец сползал с кола, намертво вперившись в девочку, которая побежала в третью сторону. Она за все время не проронила ни слова, но смотрела серьезно и грозно и сейчас бежала ровно и быстро.

Забежав в арку, я обернулась, надеясь увидеть тупое застрявшее в ней и ожидая дальнейших мыслей на тему. Хер там. "Голем" бросил меня и погнался за возмущенной. А за мной бежал мужчина. Этому-то арка не была помехой. И, казалось, он был сильнее и опаснее остальных. Видимо, они все таки становятся умнее, чем были вначале...
Мысль пришла. "Бежать".

Мы миновали арку. Мы миновали чей-то небольшой двор. Опустевшую проезжую часть. Проулок. Еще один двор. Еще проулок. Я петляла, а ублюдок и не думал отставать. Он держался на расстоянии, но след в след. Я запыхалась, его же дыхания было не слышно. Только мерные шаги. Казалось, он играет со мной, может бежать быстрее и в любой момент может ускориться. Это просто, чтобы вымотать меня. Это... спецэффекты.
И он ускорился.
В какой-то момент он оказался уже в полшаге от меня. Я обернулась - он тянул руку.

А потом я вспомнила, как именно я выматываюсь. Я не падаю.
Всего лишь одно слово, которое я проорала мыслью. Всего лишь одно слово.
"Рания!"

Она всегда приходит, когда пахнет жареным. Всегда приходит на кровь. Всегда приходит, когда видит Эстер.
Часто - за мгновение до полного краха - и обращает этот крах в обратную сторону, как переворачивает песочные часы.
И она пришла мгновенно.
За мгновение.
Как никогда быстро.
Я еще никогда не была так близка к краху.

Я исчезла. Я скрылась где-то в чудовищной дали, в уголке ее разума, в уголке ее существа - в пылинке на волосах.
Появилась она - черные полы плаща внизу и сапоги. Это все, что я могла видеть. Из нее. Значит, она почему-то смотрела вниз...

Она замедлила бег. Она шла шагом, медленным, уверенным. Замедлился и "разукрашенный". Он тоже шел теперь шагом. За ней. Он был шокирован, но не отступал. Эстер никогда не отступает от нее.

Я ждала, когда же она обрушится на него как ураган, шквал и залп, разорвет на куски, как она делает всегда. Но она просто шла.
Будто подыгрывая в его игру, будто... не решаясь.
Это было ей не свойственно.
И я почувствовала, что она... боится.
Нет, не удара сзади или нападения. Боится замараться об это. Испытывает омерзение. Но, боится не панически, как я в последний свой момент, а скорее осторожничает. Как врач, оперирующий больного спидом.
Это то, чего боится и она. То единственное.

Она замедляет шаг еще. У ног сверкает выброшенная из ладони цепь. Разбегаются зеленые искры. Воздух дрожит.
Дальше - секунда. Она не касается "ращукрашенного", не бросается. Лишь разворачивается. А он - он тает, распадается, оседает пеплом под чем-то, что она швырнула в него одним резким движением руки. Была ли там цепь или что-то еще, или вообще ничего не было - я не разглядела, все было слишком быстро.

А потом я исчезаю. Удаляюсь еще дальше. Теперь все заполоняет она, а меня относит все дальше от этого места. Теперь там - она. Она пожелала остаться. Разобраться сама.
Улетучиваясь, слышу ее слова, обращенные к кучке пепла, тихие... печальные.
- Пепел к пеплу, прах к праху.

@темы: Рания, Hideaway, Annam

02:46 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Когда ты пидор, но не такой как все пидоры. Когда пидорее всех пидоров. Если посмотреть на линии на ладонях, там можно прочитать "пидор". И на самом деле при рождении было дано имя "Пидор", но об этом никто не знает.
Обидчивый пидор.

А Дориан тоже обиделся: его не позвали на пати. Не, ну хоть одна пати должна была пройти #спокойно, хоть одна в жизни.

А то эти пидоры обязательно начали бы чем нибудь мериться.

Ну их нахуй.
Хочу на пенсию и в отпуск.

@темы: Mirrors

18:25 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
- кот, если ты будешь себя плохо вести, тебя заберет дикая охота. а меня она заберет, если я буду вести себя хорошо.

05:01 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Че блять за новый тренд рисовать Тиру с белыми волосами.
JUST STOP IT U BASTARDS
BLOEDE KURVA прост

04:41 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Он не был похож на других. В его взгляде не было стыда. Он не страдал от преследований, не переживал ни одного погрома, его не сгоняли с родной земли. Он пришёл из чужого мира. Как захватчик.
(с)

@темы: Mirrors

05:22 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
а потом они психанули и переехали жить на Канью

вообще, это уже третий раз, когда Психуешь_И_Отправляешься_На_Канью.
первый был после смерти, когда надо было ебаным призраком обязательно туда ломануться. по непонятной причине. не, ну канеш потому что учуяла там родственничка. вообще, родственнички и Канья - это страшная тема.
второй раз был уже на восстановленном, и туда надо было ломануться с Дайной, чтобы завалить Эру.
и вот третий.
казалось бы, стояла себе Канья, никому не мешала. но нет.

сначала они дня два тупо отирались у Гадрахолла. просто отирались. ничего не делали и ни с кем не говорили. наверняка ловили какое-то ценные указания от своего персонального ебанутого упоротого сверх-разума. я не знаю. я ебала.
а потом ломанулись. на Канью. вдвоем. никого не предупредив. нет, я ебала, серьезно.

"Властительницы трех Королевств помогли вам сохранить ваши жизни, реабелитироваться пред вашими жертвами, отстроить ваш дом. теперь они сняли с себя полномочия ваших покровителей и отказались от Каньи. будучи неравнодушной к вашей дальнейшей судьбе, имя Королевы Каньи принимаю я".
на стол жратву, а мне ключ от Ингры.
вот и вся хуйня, вот и весь "привет".
самозаселение, самоохуевление, самокоронация.

ну, канеш, потом-то стало ясно, что все не ради власти и уж точно не ради перепуганного до усеру народа. и даже не ради смены имиджа, хотя.
Рания сразу же пошла бродить ВЕЗДЕ. вечно же как было - приезжаем на Канью и как-нибудь сторонкой, бочком и желательно с закрытыми глазами. чтоб не убить кого нечаянно. а тут - бродить. в Ингре долго не сидела, пошла в город. и вот тут то и началось.

эта хуйня мне снилась. на ней не было большой вывески "КАНЬЯ", но блять она снилась. а поскольку все уже давно забыли как выглядит Канья - все охуели. сначала я, потом и она, когда я ей дооралась.
сучьи домики даже расположены так же. только одной детальки не хватает, но тут она сдержалась и не стала орать и пускать слюни, в отличии от меня.

ну в общем, побродила она по городу, попугала жителей, отжала себе где-то меховой плащик белый, повламывалась в дома, доебалась до местной, сходила к озеру, и т.д. тот момент, когда шило в жопе проснулось не у того

а вот Дориан из Ингры вообще не выходил.
она оборачивалась разок в полчаса на балкон - как стоял, так и стоял. только вот видок с каждым получасом становился все более напряженный. то выглядывал что-то вдалеке, то себе под ноги смотрел, то куда-то внутрь своей черепной коробки. огребали бедные перила, в которые он вцепился. так обычно на балконах билдинга, в Городе, паслась Рания, охуевая от невозможности окружающего. в общем, красиво местами махнулись

потом она не вытерпела и таки поднялась на балкон. начала с невинной фразы, мол, может к людям выйдешь. а вместо ответа в тему Дориан начал ВЕЩАТЬ.
все же существует тот Правильный Момент, когда он может ВЕЩАТЬ, а не отмахиваться, отшучиваться и предлагать перепихон.
тут чет пошло не так.

в общем, спалил наш красавчик источник, да такой, что сам охуел. ну или сделал вид, что охуел.
впрочем, Рания его и сама чуяла, но слегка.
а вот Дориан почуял основательно.
и не где-то конкретно, а "все этим пропитано, он везде".
- и что там?
- не могу пока понять. но, что-то основательное. бескрайняя энергия. только не все ее видят. мало кто видит. я бы даже сказал почти никто. и доступ к нему так просто не найти.
- и ты все равно уловил?
- ага.
и вот тут пред Ранией открылось Таинство - как этот придурок, вечно прикидывающийся придурком, показал свою истинную личину. такой момент стоило ловить. его даже надо было скринить.

- это источник какой-то силы?
- не той, о которой мы привыкли знать. нечто более глобальное. невидимый свет от земли, воздух потрескивает. все обесцвечивается и загорается. если найти доступ к этому источнику, можно увеличиться в разы. он будто оживляет все, но лишь для тех, кто найдет вход. потому тебя тогда и тянуло сюда. и Дайну. помнишь, что с ней стало на Скале Ветров? помнишь рассказы Рэн о небе? они чуяли, но не понимали, что чуят.
- видимо, и я не понимала
- видимо
- говоришь, оно бескрайнее? повсюду? и где этот вход?
- этого понять не могу. субстанция этого источника разлита повсюду, да, но будто скрыта под слоем... да оглядись. людей, снега. домов. я чую самую ее поверхность. внутрь еще требуется войти.

в какой-то момент он выпрямляется и устремляет взгляд прямиком на озеро далеко за городскими стенами. как я узнаю потом, тут же мысленно направляет туда группу Темных, которые тут же бросают все дела и тоже ломятся на Канью, птмш красавчик сказал, надо идти, ну а чо блять, все ебанулись

Ранию рядом с Дорианом саму уже начинает перекрывать. он все таки впился в источник, хоть и в поверхность, и начинает проводить его через себя. на балконе адово фонит. она пытается бодриться и очень быстро задает кучу вопросов, пока Таинство не иссякло.
Дориан отвечает и ведет себя как счастливый героинщик.

в городе начинают пялиться на балкон.

- по поводу родственных связей..., - говорит вдруг Дориан.
Рания начинает жалеть, что вылезла на балкон.

Дориан быстренько впаривает совершенно немыслимые логические схемки, утверждая, что благодаря потоку ему становится это понятно.

- тащи сюда своего Хэлла.
- а может не надо?
- надо
- а не повредит?
- не должно. ты же умная. и предусмотрительная.
Рания нервно угарает.
- а может еще Зака с Эрой притащим? то есть, сначала воскресим... слушай, ну я тебя умоляю.
- нет, не стоит. а вот может быть потом...
- ты нормальный?

- а Эстер знала про источник?
- вряд ли. тогда она бы его использовала.
- логично. а почему она не знала, живя здесь?
- точно потому же, что и ты.
- попрошу без оскорблений.
Дориан улыбается. снисходительно так, добро. солдат ребенка не обидит, да-да.

- давай, зови своих Королев. пусть попробуют разобраться. может, кто-то из них лучше настроен. Дайна например.
"своих" Королев. Королевы, значицца, ее, а он тут просто независимый эксперт.
- лучше бы им тут разом не появляться, пока мы тут.
- тогда по очереди зови.
- они решат, что мы ебанулись и пошлют на нас войска.
- вот, а с войсками пусть и сами приходят.

а на озере и правда нашли херню, которая оживляет всё, топит лед, упарывает и отсыпает Сил. вроде еще одного Божества, только разлитого в земле и подконтрольного, не имеющего сознания. или источника Божеств...

- может, спросить у Мараэвы?
- валяй, спрашивай
Рания пытается связаться с Мараэвой. но коннект обрубается и вместо него идет коннект с бесконечно текущими, ни на мог не затыкающимися мыслями Дориана. с балкона кажется, что ими он зафонил весь мир и еще парочку соседних.

- то, что здесь присутствует, создало и Канью, и Хадд. возможно, дало силы Эстер, хотя она об этом и не просила и вряд ли подозревала, но создало ее не это. Впрочем, коснулось оно не только ее. Потому она вечно и хочет заполучить определенных существ. Тебя в том числе. А остальных ты знаешь.

в какой-то момент на Канье показывается офигенно мимикрирующая на снегу белая процессия Высших. видимо, Лайр что-то спалил, а может его просто послали разузнать, как сильно ебанулись Идалир в виде того, кого не жалко

Рания радуется поводу сьебать с балкона и совершенно открыто рассказывает Лайру обо всем происходящем, хоть и знает, что потом об этом пожалеет.

потом меня отключает.
видимо, у упоровшейся теперь уже троицы наступает время разговора, который мне слышать не обязательно.
но вот коннект с невообразимым потоком мыслей Дориана никуда не исчезает.
зарисовываю схемки, пока болтает.
думаю о приборе для создания Амулета Забвения, который притащили на Канью, спиздив его из Гадрахолла. тогда казалось, непонятно зачем, теперь - становится понятно. кажется, красавчик как всегда все знал заранее.
а болтовня все не прекращается.
узнаю много такого, о чем думать страшно.
кажется, узнаёт и Рания.

минут через 10 не выдерживаю болтовни и надеваю цепь. клин клином и все такое.
она приходит, но он не уходит. она, конечно, пытается его вытеснить, просто бикоз, но вместо результата у них начинается перепалка.
одерживаться сразу двумя, разделенными - это пиздец. это тяжело. Идалир легче.
лежу на полу в позе звезды и слушаю их препирания, проклиная уже все.
снимаю цепь.
Рания отконнект, Дориан остается. остается болтовня.

появляется посторонний запах.
старый, такой как в начале от него. я его помню. бродит вокруг, напрягает, пугает, бесит. болтает. о таком, что я даже вытеснила.
психую и ору чтоб проявился.

проявляется. ору и у хуям убегаю из комнаты, пытаюсь не трястись, но трясет пиздец.

глаз заебал дергаться.
а теперь еще и руки трясутся.
ссу видеть продолжение, но чую, придется.
теперь это надолго.
и еще они таки собираются воссоздать сон, так что слава и благодарность своевременным дисконнектам. да пребудут они со мной.

@темы: Рания, sceal'ta, Mirrors, Dorian

15:49 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Разом начинает валить снег. не отдельные первые снежинки, не легкий ветерок - буря нахлынывает сразу. белый холодный ураган - повсюду, внезапно. небеса резко вспыхивают лазурью, но их почти не видно сквозь белую пушистую стену. в самом эпицентре - тихо. здесь снежный вихрь стоит на месте, лишь окружает. крупные белые хлопья поглощают звуки, поглощают чувства, поглощают бег. дарят ощущение ложного тепла, окутывая со всех сторон. тишина.
через несколько метров, а кажется, что очень далеко, слишком далеко - стоят такие же побелевшие деревянные домишки. там, на краю смерча, вихрь режет. покрывает все инеем, колким, острым. впивается в кожу, в лицо, в глаза - до крови, до ужаса. там все бурлит. там - крики, последний предсмертный ужас.
и там - те, кто желает бороться. не понимая, что борьба бесполезна. не понимая, что эпицентр здесь - там, где тихо. пусть и незримый. здесь. слишком сильно здесь. до боли знакомо.
идущий с мечом наперерез острым ледяным снарядам - режущему стеклу зимы, кинжалам бури - идет в эпицентр. куда бы он ни шел - он идет в эпицентр. и эпицентр идет на него.
белый снег на черной земле, черный снег на белой земле, среди него фигура - это фигура или земля? или остов сгоревшего дома? тень? просвет в буре? фигура, просвет, остов взмахивает мечом - и герой, идущий на бурю, остается без своего. бесполезный кусок металла отлетает в сторону - дальше, чем можно было бы подумать, он подхвачен ветром.
герой падает на землю. и герой снова встает. снова подбирает меч. снова ледяной удар выбивает бесполезную железяку из руки.
героя не убивают. герой слишком мелок для этого в своем героизме. героя лишь обезоруживают. он мешает и его лишают рук и ног, гордости и равновесия. героя теснят. уходи, убегай, уползай, иди за предел бури, коль найдешь таковой. туда где тепло, или туда, где ты сдохнешь.
и герой сдается. смерть в бою не для каждого. смерть в бою - удел сильных. скулеж и побег - удел героев.

дома все сильнее засыпает снегом. в дома никто не врывается. дома уже заледенели изнутри. никто не жжет заживо, не устраивает показательные казни. в эпицентре бури - тишина.

снег ударяет тяжело, но мягко. оглушает, вырубает - но не убивает.
я прихожу в себя, лежа на окровавленном полу какой-то хижины. кажется, я сама сюда и забилась. а то, что ударило меня - не входило сюда. оно просто... повсюду. в воздухе, в каждом ледяном вдохе.
тишина теперь повсюду. эпицентр распространился всюду.
а люди думают, что это - конец.
что тишина означает, что захватчики ушли.
что они спасены.
и как же они глупы...

все же они не выходят из домов. боятся. а кому-то слишком холодно, чтобы двигаться.
их герой пропал. он в очередной раз побежал поднимать меч и исчез.

захватчики стоят на окраине деревушки, в низине, воздух вокруг них замер, вокруг них не клубятся даже снежинки. недвижимы стоят они - и люди думают, что спасены.
люди совсем не разбираются в бурях.

@темы: Mirrors, Hideaway, Annam

02:09 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
этот был ровесником Рэн, наверное. может, чуть старше.
хз, как так получилось, что первые годы он жил на Хадде. видать, папашка его прибрал, пока совсем не заморили пацана. оттуда, видимо и мозги с адекватностью.
а домой-то один фиг тянуло, ну либо папашка выпинул. хотя, с престолонаследием он определился уже после рождения Эры. тогда и понял, что ну ее нахуй.
ну естессно на Канье бедолаге интенсивно промывали мозги, точнее оч усердно пытались. не промыли таки.
я не могу испытывать сочувствие или какую-то приязнь к этому пидарасу, но он по крайней мере был лучше всех из рода своего.
и все таки вряд ли он жил на Канье до рождения Эры. приезжал - возможно.
тихушник, пидор и в принципе сопляк. вроде как за мир во всем мире, но делать что-то для этого ебал. не знаю, может в детстве был другим, а таким его сделал бесконечный прессинг. но оч вряд ли, что в детстве там был какой-то характер. скорее - чистая детская наивность и вера в то, что все одумаются. и, возможно, незнание всей картины. или нежелание знать.

Эстер может и возлагала на него какие-то надежды, но если только не долго. все что известно о ее отношении -
"делай что хочешь, но под ногами не мешайся". очень скоро она полностью поставила на Эру и на этом успокоилась. а вот Хазард надежды возлагал, но, видимо, от безысходности и за неимением вариантов.

06:00 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Я прям родила. Что главу, что пикчу.
В мучениях, как неправильный боженька завещал христианам


@темы: sceal'ta

03:44 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Блядская привычка рассматривать все варианты не всегда правильная. А иногда и до добра не доводит.
Некоторые варианты - полная хуйня.
Блядский вариант, что я пишу книгу чтобы "пережить и отпустить чет там" - полная хуйня.
Переживать переживается, лучше сдохнуть, но нихрена не становится меньше.
Пока что всего, что я пишу, становилось больше.
И понятно, почему я застопорилась на главе с Адмой.
На этот раз нихера не из-за Адмы.
Я просто знаю, что там дальше. И я нихера не хочу того, что там дальше.
И как блядский глумеж над моим не хочу - ЕБАНАЯ СУЧЬЯ БЕЛОБРЫСАЯ ЕБАНИНА, КОТОРАЯ ОПЯТЬ ШАСТАЕТ ПО МОЕЙ ХАТЕ. СЖЕЧЬ ВСЕ К ХЕРАМ. СЖЕЧЬ ЕБАНУЮ ХАТУ, ЕБАНУЮ КНИГУ И ЕБАНЫЙ ЛИХЕЙМ В ДЕНЬ ЕГО ЕБАНОГО СОТВОРЕНИЯ.

05:18 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Рания ваще чет психует.
то продолжение Охуенного_Сериала показывать начинает, но через две секунды передумывает, то...
в общем, прикольно ловить одержашку на секунду, и за эту секунду осознавать, что у тя над башкой что-то висит. что-то большое и сильное, и висит. а потом приходить в себя и так - "чо?".
она, видимо, полагала, что мне достаточно показать. а там я как-нибудь справлюсь.
но хуй там - с ЭТИМ я без одержашки мало того что ничего сделать не могла, так и даже увидеть не могла!
а оно висело.
а меня все больше напрягало.
ну и, в общем, после пятой мольбы "ну Ранок, ну пжлст", я ясно услышала в голове "ДА ЁБ ТВОЮ СУКА МАТЬ", что означало "ну так уж и быть, дитя несмышленое", и она таки явилась, нормально и надолго. ну как надолго... ровно настолько, чтоб показать мне, как схавать висящую херню.
а херней была Эстер. точней, кусок ее. с куском кого-то из наших внутри.
подох чтоль кто неподалеку...
ну в общем, один кусок вытащили и отдали мне на пожрать, второй отпиздили.
норм зубы почистила, ниче не скажешь.
больше никогда не пойду чистить зубы.

04:48 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Ну а чо.
мимикрировавшую осилила, че б молодую не осилить.
"а где лицо?", - спросите вы. а нигде. ибо молодая Ранок пиздилась, не просыхая, забыв как ее зовут, поэтому - репортаж из гущи событий.
почему конь поперек войска? это не лаг, это "вперед - значит за мной. я передумала прямо".
вообще, когда я смотрю на эту пикчу, меня чет вскрывает. потому что молодая Ранок нихера вот не хотела идти никуда вперед и уж точно вести за собой кого-то там. (это потом она привыкла и оборзела). а тогда - тогда она хотела мира, цветочков, Рэн и плакаться на плече у Хэлла. но приходилось пиздиться. потому что мир, цветочки, Рэн и Хэлла грозились отобрать. и надо было чет делать.
и это бесило.
бесило, что поспать спокойно не дали - раз, что какая-то херня творится - два, что Светлые огрызаются - три, что Мортис залупа - четы... да все бесило. и Адма бесила. с первого взгляда прям.
и Эстер бесила. эта бесила вот прям с рождения, прям до него. и все пиздюля, предназначенные Светлым, Адме, Хэллу - все щедро выдавались тем, кто лез с юга.
каждый раз.
после прихода Темных - уже каждый раз.
в какой-то момент (а именно в тот, когда осознала, что у нее есть армия), Рания быстренько положила на приказы, каноны, Светлых и даже Рэн - и оздоровительные прогулочки к горам (наперерез Светлому "слишком медленному" воинству) стали постоянным развлечением.
это бесило Светлых еще больше, Светлые бесили Ранию, и - замкнутый круг. опять пять тыщ трупов, а кто убил - уже бухает.
Темные ее слушались от слова ваще.
ну еще б - они-то только вылезли, а она уже с маросской верхушкой за руку здоровается. и с Мортис шепчется, пока никто не видит. слушались, и очень внимательно - даже Дориан, даже Аэлин.
ну а потом Рания поняла и еще одно - вокруг идиоты. беспросветные, слабые идиоты, которые могут только просрать все, дай им волю.
особенно после схлопа мира она это поняла.
и поняла, что если не она - то никто.
так в тоге и появился тот, кто говорит "вперед - это за мной".
и, может, так и было положено судьбой.


@темы: Рания, sceal'ta, Vodury

21:35 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
осенью Полнолуние всегда врывается в нас, и мы врываемся в Полнолуние.
дым стоит над землей плотным пологом, сглаживая, размывая пейзаж. мы смотрим сквозь него - золото и серость.
синее, пропитанное звездами небо. темное, неоново-яркое, будто над Гадрахоллом.
ночь царит в вышине, а луна лежит на земле - обширный бледно светящийся диск. и мы ходим прямо по ней.
в этот раз Рания поздно попала в Полнолуние. у нее были другие заботы.
быть хранителем и двигать каменные крышки гробов - на это и так много желающих.
да и делать это молча - слишком привычно для хранителей, но не для нее.

и все же она пришла. пришла, когда услышала то, что всколыхнуло ее мысли.
там, в Полнолунии, время от времени появлялся тот, кого она не могла понять.
в первый раз увидев это существо, она думала, что это Дориан - один из его аспектов.
тот мужчина, или даже скорее парень, появлялся редко и всегда сидел на ограде напротив кладбища, поставив ногу на ее перекладину. невзрачно одетый в черный пыльный плащ. с черными, пронизанными серыми прядями волосами. сам весь был будто бы пыльный, тронутый пеплом. всегда был грустный. ни с кем не разговаривал, не участвовал в пирушках. приходил-уходил - без особых проявлений и речей.
снова и снова.
через полнолуние проходят и уходят - этот же появлялся вновь.
так делают хранители, но хранителем он не был.
он сидел напротив кладбища, но никогда не открывал его двери, даже не подходил к ним.
когда-то он говорил, что ищет здесь кого-то.
и никак не может найти.
из года в год.

и тогда, когда она все же пришла и коснулась рукой железных створок - он был там. прямо за ее спиной. сидел, склонив голову и сгорбившись, и не смотрел на нее.

"...и сущности, созданные друг для друга, разделены… Я никогда не забуду, как они были прекрасны. Как прекрасны они остались сейчас…но…
…я слышу, я слышу их голоса. Их скорбь. Она рвет мне Душу.
Я не буду грустить, я не страдаю. Я просто люблю. Мертвеца, прошлое, тень… вечно.
Настолько люблю, что говорю о ней только хорошее. Вы бы ужаснулись этому хорошему. Она была…я расскажу тебе о…смотри, видишь, какой она была? черт…
И я вбираю горечь, проклинаю то, что и так проклято. Злоба за всех нас снова поднимается во мне. Я отворачиваюсь я стараюсь сдержать звериный рык вместе со слезами. Но они все равно вырываются. Я кричу от боли и скорби. Но скоро они превращаются в чистую ярость, и я боюсь себя сам.
Послушай меня…любимая моя…я обращаюсь только к тебе, я отворачиваюсь от всех…я обращаюсь к небу, к ветру, к воздуху…хочешь, я сдохну. Чтобы, возможно, быть с тобой, встретить тебя, узнать…
И ты мне отвечаешь, тихо-тихо, как легкое шуршание ветра в волосах…
Я ловлю каждое твое слово.
...и я готов был разорваться на части от твоего взгляда. А ты улыбнулась и мы двинулись дальше…мы любили быть только вдвоем.
А теперь я сижу здесь и пытаюсь поймать хоть легкое дуновение тебя, хоть самый слабый блик…
Что же они наделали…почему мы не остановили это безумие…
…знаешь…я чувствую себя скорбящим на могиле. Почему они все кричат? Почему вокруг так громко? Почему они не могут почтить память?
Эй, постой. Я ищу здесь человека
"

Рания открывала могилы и говорила с теми, кто восстал. это было запрещено, но она говорила.
Боги никогда не говорят с Душами.
Души никогда не говорят с только что прибывшими в Полнолуние.
такого правило - извечное, непоколебимое.
нельзя говорить того, чего не вынесут.
А Рания говорила.

И это не понравилось Куарре. и он пришел к ней - одернуть, напомнить о правиле. куда бы она ни взошла - здесь его место, место Бога, и здесь его правила и его законы, и хранитель обязан блюсти их, кем бы он ни был. Здесь не Ветер и не Гадрахолл, не дом, не вотчина.
а Рания продолжала говорить с теми, кто обрастал плотью.

Тот человек так и остался сидеть на заборе. он не шелохнулся ни на миллиметр за все время.
на дороге, между кладбищем и Храмом уже зажгли огни. уже принесли вино. уже запалили костер. уже прибывал контрастирующе с пейзажем разодетый народ. уже зазвучала первая музыка. Куарра спросил, будут ли Темные. Рания ответила, что не знает. Куарра сказал, что они всегда следуют за ней как хвост.

Куарра ушел. его ждали - его гости и его подданные. А Рания подошла к черно-серому человеку.
Это не был Дориан - в странном существе не было Души. никакой. пустой - как проклятый или Эстер. и все же - чистый. древний, как Боги и совершенно пустой. как видение, тень, дуновение ветра, плоская картинка - отпечаток могущества.

- Что ты здесь делаешь?
- Я ищу кое-кого.
- Кого?
- Ее
- А кто она?
- Она...
Существо запнулось. Оно не могло описать эту загадочную ее. и тоска - невыразимая, чудовищная тоска в глазах.
- Как она выглядела хотя бы?
- Как ты. только... другая.
- В чем другая?
- Во всем.
- И при этом как я?
- Да, как ты. Я искал в доме, но ее там нет. Там только голоса и память. И коты. Ты не знаешь, где она?
- А ты знаешь, для чего вон та статуя?
- Нет. я ничего не знаю о статуях.
- Тогда пойдем искать там.

Дом, о котором говорил парень, находился прямо за его спиной, в зарослях. Одноэтажный, деревянный, покосившийся. Рания была там всего раз.
А статуя - она стояла чуть левее, ближе к Храму, тоже в зарослях, в самой глубине. Чья - не понятно. каменная, обтесанная местами - кем-то или же погодой. статуя изображала женщину. обычную, ничем не выдающуюся. ни оружия, ни артефактов - одно только простое каменное платье. лицо - самое обычное и не похожее ни на чье. волосы - тоже. даже мимика - никакая. как у Первых. только в отличии от Первых она была еще и невзрачной. к этой статуе не ходил никто, и никто не знал, кого она изображает. никому и не было интересно.

статуя не откликалась на потоки энергии. любые. не откликалась на зов и на молитвы. казалось, это был всего лишь камень. но Рания почему-то не могла от нее уйти. что-то держало рядом с этим бездушным камнем, будто в нем и был весь смысл - в этой невзрачной женщине, не похожей ни на кого, с тусклыми глазами и скромной позой.
и в какой-то момент Рания сделала то, что делала всегда, когда не оставалось больше ничего - рубанула статую двуручником. пополам.

Куарра требовал уйти. Куарра говорил о правилах. что в Полнолунии нет битв и сражаться даже со статуей - запрещено. доставать оружие - запрещено. что ей стоит уйти. немедленно. и не лезть туда, куда не надо.
А смешанный с пеплом парень шептал еле движущимися губами - "Это она. Это она. Это она!"

первые несколько минут ничего не происходило. а потом статуя ожила. точнее - то, что было в ней. то, чем была она. это нечто восстало из обломков, обретая облик. тот же, что и статуя - и все же другой. неудивительно, что парень ее не узнал. а теперь - учуял.

так и не известно, кем был сам он - он так и не объяснил ничего.
а вот она...

ее имя пришло вместе с той секундой, когда она открыла глаза.
Мараэва.
И Рания точно знала, что уже видела ее. и где видела. и когда.
та самая, что может одним словом заставить Ранию остановиться. та самая, кого никто не может описать, но все помнят. и - тоже не имеет Души. и не имеет божественной сущности. но имеет нечто большее.
Мараэва.

и Мараэва начала говорить.
и Рания поняла, откуда у нее это - нарушать правила.
ведь Мараэва нарушила их тоже, заговорив.

и Мараэва нарушила их, рассказав о том, чего не хотел рассказывать Куарра.
Рания задала тот вопрос, за ответом на который и пришла сюда, который не давал ей покоя долгое время - откуда взялись Идалир.
и Мараэва ответила, что Идалир - творение ее, сотканное из двух Душ, что приглянулись ей. что Мараэва - вторая мать ее.
А Куарра все пытался увести Ранию, шепча на ухо, что закованная в статуя сущность может и повторить творение, тем самым еще больше покачнув баланс их мира, ведь объединение - нарушает его. Что она не зла, но бесконтрольна, как вирус, как та же Дженова, что она обходит законы Богов.
И Рания спросила о еще одной вещи, которая мучила ее - как уничтожить Эстер.
И Мараэва ответила - так же, как и ее саму, Мараэву, ибо сущности их схожи - не по сути, но по строению. что Эстер не есть Душа или существо, но есть явление, феномен, память. что не творец она и не создатель, не разрушитель и не божество - но мир. и потому она слита с миром. и потому она отстраивает мир - снова и снова. что конец света был уже и много раз - и она отстраивала его вновь. но не Силой своей и не Душой, и не созиданием - но памятью. все, чего когда-либо касалась она - запоминала она. и может воспроизводить - за счет силы того, что она видела. так она крадет. и поэтому нельзя победить ее.
И спросила Рания - "если вы схожи, то как можно победить тебя?".
И ответила Мараэва, не страшась, что она сама есть так же мир, но мир иной - их мир, что рождена она из него и им является. и уничтожить ее можно, только отделив от мира. а отделить ее от мира можно, только заставив ее возненавидеть мир.
И Куарра говорил, что уничтожить подобное нельзя, и лучше было бы не трогать.
А Мараэва смотрела на Полнолуние вокруг себя пустыми странными глазами, будто видела впервые, и будто видела вечно.

Куарра пытался остановить это, но Рания все же привела Мараэву в мир. В их мир. на Язес, к Гадрахоллу. домой. туда, куда рвалась и сама.
но перед тем - в мир Эстер.

там Мараэва казалась слишком громадной - на фоне окружающих мелких сущностей, потерянных осколков и самой Эстер. была она и больше Рании - в разы.
и начала Мараэва свой танец - немного схожий с танцем Темных, но все же иной. больше похожий на движения Идалир. и под этим танцем вздымались ветры и волны, возносилась к небу земля, а небо падало вниз. завихренные вместе с ней в танце деревья, дома, машины, люди - все меняло свои места, распадалось, сталкивалось, крошилось.
"это конец мира. и чего мы ждали раньше?", - подумала Рания. но, как только Мараэва закончила танец - все вернулось на свои места. Эстер вернула свой мир. но, она услышала Мараэву. и устрашилась.

- почему ты не можешь уничтожить ее окончательно?, - спросила Рания.
- потому что нечего уничтожать. ее нет. она - память, украденная у вас. и, вспоминая вас, она возвращает всё. знаешь, почему Идалир обходят любую защиту и броню? почему вы так сильны? потому что вы не атакуете. вы искажаете. вы меняете местами поток и магию, кости и плоть. поэтому против вас нет защиты. это вы взяли от меня. ты не можешь уничтожить ее окончательно, и я не могу. ты можешь только делать это раз от раза - до ее следующего возвращения. и, ты избрала правильную стратегию, раз уж тебе этого так хочется - ловить каждый ее след и идти по нему. так ты удерживаешь ее. не более.

- как можно отделить ее от ее мира?
- сделать так, чтобы она возненавидела его.
- и что тогда?
- тогда перестанет существовать либо она, либо мир. тебя, я так понимаю, устроили бы и тот и тот вариант. если исчезнет она - твои осколки будут свободны, тебе ведь это нужно. а вот если мир - она воспроизведет новый. или найдет новый - как ваш. и на кого-то падет та же участь, как и на вас. ты готова пожертвовать теми, кто попадется ей?
Рания ответила, лишь подумав.
- готова.
- что ж, такого ответа даже я от тебя не ожидала.

Рания впервые в жизни созвала совет - и не тот совет, на котором говорит, что собирается делать, а остальные просто должны быть в курсе. теперь она задавала вопрос.

- Рэн, что могло бы заставить тебя возненавидеть твой мир?
- ничего
- и все же, Рэн, подумай
- если бы его не стало.
- Его и не было. и что?
- если бы его не стало окончательно.
- и что, ты бы просто забыла и возненавидела? не боролась бы?
Рэн молчала. она так и не смогла найти ответ.

- а ты, Дайна?
- нет такого варианта
- и все же.
- вопрос в корне не верный. я не возненавижу мир. это невозможно.
- подумай снова
- заткнись.

- Агни?
- я бы возненавидела мир, если бы он изменился.
- а это мысль... рассмотрю и ее тоже.

- а ты Рания?, - подала голос Рэн, - Ты сама в каком случае бы возненавидела мир?
- И может уже объяснишь, к чему вообще это все?, - спросила Дайна.

И Рания отвечала: "твой ответ, Агни, наводит на размышления. и все же, у меня есть более простой. она возненавидела бы мир, если бы в нем было то, чего она очень хочет, но не может получить. так сказала Мараэва. и она права, ведь такое уже было. с нашим, с нами. наш она уничтожила, ибо не могла заполучить себе. так пусть уничтожит и свой".

- И чего же она очень хочет?, - спросила Дайна.
- Меня, - ответила Рания.
- И что же, ты будешь жить в этом гадюшнике, в этой грязи, чтобы она возненавидела все это?
- Буду.
- И ты уверена, что она не заполучит тебя?
- Уверена.
- И что ты не заразишься?
- И что я не заражусь.

Рания слышала возгласы о том, что это безумие, о том, что всем резко стала нужна здесь, о том, что они рвутся идти с ней. "Я беру с собой Дориана. Все в порядке", - все, что отвечала она. Искажать так искажать. "А вы - вы будете нужны мне, если она найдет себе новый мир, который захочет прибрать к рукам. ее нужно будет остановить. никто не заслужил такой участи как мы".

- Ты веришь ей?, - спросила Дайна.
Мараэва говорила и с ней. Мараэва говорила с каждым. Не размыкая губ, не подходя близко - она звучала в голове каждого. и каждому говорила свое.
- Верю, - ответила Рания.
- Почему?
- Потому что она как я.

А Мараэва уже приглядывалась к Душам, любуясь каждой, ища, из кого бы сотворить еще одних Идалир. И Мараэва смотрела на мир своими странными глазами - будто видя его впервые, и при том видя его вечно.

И время, что отведено на прибытие Идалир - здесь течет иначе, чем у Рании.
И время, что отведено на их прибытие, начало свой обратный отсчет.
А над головой - размытое серо-золотое марево Полнолуния, и неоново-синее небо, как над Гадрахоллом.

04:03 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
обожратый Дориан, пафосно глядящий на всю_хуйню с балкона Гадрахолла и размышляющий о захвате мира


@темы: Dorian, sceal'ta

05:48 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Я давно хотела это сделать, но теперь я достаточно упоролась, чтобы это сделать.
Итак.
Что было бы, если бы астральные_пидарасы были психическими расстройствами. (представим, что у них их якобы нету, ага)

1) Рания - МДП.
А чем бы заняться сегодня - покосплеить гаргулью, грустя о ничтожности всего, или же бегать с шилом в жопе, ДЕЛАЯ ВСЁ? Беспроигрышная лотерея - все равно все огребут.
2)Дориан - маниакальный психоз.
"А чо тут? Туса? А где туса? А давайте тут тусу? А че пожрать? Mi perepihon? А давайте захватим мир? А давайте сожжем Гадрахолл?"
3)Аэлин - нездоровый перфекционизм.
"Помой руки, надень шапку и помни, кто живет на дне океана".
4)Рэд - гиперактивность, синдром Туретта.
Если кто-то не захотел убить тебя за день - день прожит зря.
5)Шэнерил - депрессия.
Вообще, историями о детстве Шэнерил можно пугать других детей.
6)Хэлл - стокгольмский синдром, мазохизм.
"Убейте меня еще раз, мне нравится"
7)ББ - мания величия.
"Какая еще мания величия, пока я тебе ногу не отстрелил?"
8)Альдор - гебефрения.
"Все хорошо. Все хорошо, даже когда плохо. Все абсолютно прекрасно. Давайте все успокоимся. Рания, поешь травки"
9)Рэн - нетрадиционная сексуальная ориентация.
"А чо".
10)Дайна - ПТСР.
Видишь Эстер даже когда Эстер нет. Зато всегда начеку.
11)Адма - мания величия, инфантильность.
За любой кипиш кроме подумать.
12)Эра - комплекс неполноценности.
"Надо чтоб лучше чем у мамки"
13)Зак - внутриличностный конфликт.
"Прикинусь хорошим. Или я на самом деле хороший? Я еще не решил"
14)Хазард - шизоидность.
"Идите нахуй. Дверь - там".
15)Сумрачный, Карамель - маниакальность.
"Дай посмотреть твою печень"
16)Гаст - клиническая депрессия.
"Проходите, садитесь, умирайте"
17)Фирвен - шизофрения.
"Почему мне никто не верит"
18)Огненный - пиромания.
"Я ЕЩЕ НЕ УСПОКОИЛСЯ"

05:10 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
<Город, статуя на входе в "Ветер">
Свет пронзает косые линии дождя,
Вгрызается в землю и взрывается всполохами.
Поток прибивает к земле тех, кто слабее,
Остаются стоять лишь гиганты.
Пламенное жерло Ветра затягивает в себя ледяным светом.
Кровь, что смывает наши раны,
Открывает нам глаза, и мы видим.

<Золотой город, поле>
Вступай на новый путь, и ложное исчезнет, умирая.
Путь есть для того, чтобы прийти в дом,
Зовущийся золотым

<Марос, Барн-Мор>
На берегу холодной реки,
На ее дне, где живет зеленая тьма,
Ждут Идалир - те, что должны прийти.

04:48 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
а что я? спрашивают меня - "с кем ты борешься?".
а борюсь я с тем же, с чем и всегда.
с тем же, с чем и самого начала - когда впервые ощутила землю Барн-Мора, когда вдохнула первый воздух.
с тем, что разрывало тела и души до меня.
с тем, с чем не получалось бороться до меня.
с тем, что приходило, уничтожало, обманывало, оскверняло - незаконно, несправедливо, нагло и отвратительно.
с тем, что сковывало сердца других страхом, что не давало дышать, чему не было управы.
я ее нашла.
и пусть я потерпела поражение - я победила вновь.
сделала то, зачем пришла.
и я продолжаю бороться с этим. я всегда буду продолжать бороться с этим. вечно - пока это не исчезнет совсем, бесследно и окончательно.
с чем я борюсь? не с вами, и не с вашими телами, и не с вашими желаниями.
я борюсь с мерзостью, которая догоняет меня и убегает от меня.
и, как уже было выяснено, смерть меня остановить не может.

потому что я всегда буду зла.
потому что слишком хорошо помню, как был прекрасен наш мир - тот, что я увидела впервые.
потому что я помню, какая в нем жила любовь, какие в нем жили желания.
это отпечаталось в моей памяти намертво - увиденное впервые.
и я всегда помню об этом, видя вашу мерзость.
и я всегда буду зла.

я всегда прибуду, хоть бы и частью своей - или частями.
я всегда прибуду - в том числе и в тех, кто носит другие имена.
а они - всегда пребудут во мне.
и даже если остановятся они - не остановлюсь я.
я отпечатана в этом мире, вечна, как ни вытравливай.
и причина тому - как раз то, что мир - клетка. что меня некогда заперли в ней - и это самая большая ошибка. что клетка-то говенная.

@темы: sceal'ta, Рания

04:07 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
а вот эта вот глава была совсем тяжелой.
не думала, что это дерьмо все еще способно так по мне ударять.
хз, че будет дальше, когда начнется натуральная жесть.


@темы: sceal'ta, Ren

20:03 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
- А ты пиши так: "Василий Иваныч вышел из штаба, вскочил на лошадь, стоящую у крыльца..." А в конце: "Василий Иваныч зашел в штаб" А по середине: "Цок-цок-цок-цок-цок-цок-цок-цок-цок..." (с) когда муки с писаниной

02:59 

(с)

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Ну, расскажи, куда ты хотел сбежать?

Тётка Война покормит тебя с ножа, тётка Чума прогонит кошмарный сон... Как сумасшедшее крутится колесо, там вместо спиц — десятки острейших жал. Голод раздует в сердцем твоём пожар — пламя, смеясь, поднимется до небес, что было нашим, вскоре вручим тебе.

Пусть наши латы и копья покроет ржа, будут десятки и сотни в земле лежать, цепкой и твёрдой будет твоя рука — ну а пока смотри на меня, вникай. Помнишь ли, как при виде меня дрожал, то в дикий холод бросало тебя, то в жар?

Станешь убийцей, пересечёшь рубеж...
Слушай, мой мальчик, тётушку Смерть и ешь.

The second after Mortis

главная