• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:25 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
бегите, глупцы.


05:02 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
- Иди сюда.
- Нет.
- Иди сюда.
- Зачем?
- Иди. Сюда.
- Я спать хочу.
- Не хочешь.
- Ну пидор!!!
- Ты хочешь идти. Сюда.

- Чего ты ржешь?
- Я подсматривал.
- За кем?
- За тобой.
- Зач... ХВАТИТ РЖАТЬ!

- Ты можешь серьезно разговаривать?
- ...
- ДОРИАНБЛЯ!
- ...
- Сука!
- Что?
- Скажи мне серьезную вещь.
- Валяй.
- Сколько сантиметров в метре?

- Дорианч'к, зайкусь, убей всех, а.
- Нуок. Только завтра.

- Дорианч'к, мне жарко.
- ...
- Да всё, всё, харош. Теперь нормально.

- А чего ты тут вообще делаешь?
- Сижу.
- Зачем?
- ...
- Ну серьезно.
- Кресло мягкое.
- Ну серьезно! Ладно, стой, СТОЙ, я больше не буду про серьезные вещи.

- Дориан.
- А?
- Почему я не умею дуть ветром, как ты?
- Потому что.
- Потому что что?
- Поешь земли.
- ПРЕКРАТИ ПОДГЛЯДЫВАТЬ МОИ ПЕРЕПИСКИ.

- Я красивый.
- Я знаю.
- Охуенный.
- Ага.
- Клааааассссный.
- Не дыши на меня.

- Дорианч'к, можно я пойду спать?
- Нет.

- Дорианч'к, мне б синхроночку.
- Это к Рании. А я тут для эстетики.
- ТОГДА НЕ НАДО

(с)ночные диалоги

21:12 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
И снова наша звездочка словила отзывов


@темы: Dorian

17:01 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
стокгольмский синдром выглядит примерно ТАК :D

by Shera


ВСЕМ КЛУБНИЧКИ

@темы: Dorian

01:03 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Они хотят отстоять себя, отстоять свое право быть. Свое право жить и существовать. Но более глубокий мотив - получить пиздюлей.
(с)про трансов

04:17 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Туман стелется по камням,
Закрывая небесный свод
Поцелуи даря земле,
превращается в хрупкий лед


Серая земля, серые скалы сзади, серый камень плато - прямо за спиной. И, где-то у горизонта - клочья и облака тьмы стелятся по земле, рвано пожирая свет. Будто обширная виньетка. А это - этого места вообще не должно быть. Вообще. Не. Должно. Быть.
Устье водопада изрыгает поток прозрачной, кристалльно-чистой воды. Она с гулом изливается на камень подножья, обретая все тот же мутно-серый цвет. Молочно-серый. Одуряющий.
Вход - в самом месте падения воды и ты стоишь, промокший и оглушенный, на скользком сером камне, гладком, как зеркало - обточенном водой. Под стопами крошатся куски льда. Хотя, не холодно, совсем. Воздух стоит на месте, замерев - ни ветерка.
За пределами каменной чаши водопада серую землю покрывает все тот же заиндевелый лед - местами. Тонкий, хрупкий как пергамент, чуждый, но уже слабеющий.
И где-то в недрах водопада, в самой толще, тихо, еле слышно, мерещится голос. Тонкий и слабый голос Лии - проводницы из Тьмы к Свету и из Света в Тьму.
В этом месте не только воздух, но и время стоит. И ты стоишь. Стоишь и пялишься на свои промокшие ноги, ковыряешь носком сапога примерзший к камню лед. А потом ты идешь. Туда, куда тебе нужно. По левую руку - Черная Гора, по правую - Марос Восточный.

Место для болеющих и выздоравливающих. Для потерянных и проклятых. Каждый пройдет через него. А я прошла слишком давно, чтобы видеть его снова. Но я вижу. И вижу, как кто-то проходит через портал в водопаде. Один за другим. И снова.
И я уже готова орать "Чего еще вы мне покажете?!", но я молчу. От водопада летят брызги и прямо в меня.

Откуда столько Душ? Рания, откуда? Какой из твоих гениальных планов сработал?

@темы: Annam, Lia

04:05 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
При создании мира Господь Бог хорошо позаботился о нашем досуге и развлечениях: к примеру, в земле спрятаны кости, чтобы мы могли собирать из них динозавров, есть ещё болезни их можно лечить, всем весело все довольны
(с)

Карамель и Марко подтверждают

02:25 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Сияющая Тьма, и безудержный вопль, и песнь земли. Блистательная госпожа, уж ни дать ни взять...

А началось все с того дома, где мы собрались странной компанией и вглядывались в горизонт. Мы не знали, с какой стороны оно придет - кто-то прилип к окнам во все стороны, кто-то вышел наружу и за ворота, открыв себе обзор, я и еще несколько влезли на холм за домом и бдили среди беседок и фонтанов. На нас шел апокалипсис.

Он. Шел. На. Нас.
Ни тогда, ни позже, я не могла понять, как такое произошло и что это за место на пути апокалипсиса. Обреченность и ожидание. И тонна непонимания. А потом пришла она.

То есть, пришли, конечно, мы. Она-то и с места не двинулась, как всегда. Нас просто затягивало к ней и в неё. Остальные к тому моменту уже где-то потерялись. То ли растворились в ней без остатка, истлев тенями, то ли, вскормленные, приняли другой облик. Я уже не помню их. Остались только я и она. Она и я. И это было настолько же ужасающе, насколько безудержно сладко.

Но она не оставила нас при себе, а втянула нас в иное место. Уселась там, проросши корнями, испещерила все маяками для новоприбывающих, обросла плотью, которую как-то можно переносить, находясь рядом, и - стала ждать.

Тогда я снова попала в ее цепкие когти, а казалось - впервые. Это всегда как впервые. Это перетряхивает от и до, очищает и наполняет до невыносимости, подвешивает вниз головой, лишает кожи и внутренностей и вновь дарует их.
Блистательная госпожа. Она сменила плоть и каждый видел ее подобной наиболее привычному. Каждый яростно верил, что она - лишь тень, иллюзия. Каждый жаждал обратного. Каждый видел, что она такое на самом деле, сквозь всю маскировку. Каждый молил ее отпустить или убить, позволить броситься в ноги или впиться поцелуем, отвернуться и пройти мимо, остаться навечно.
А она начала собирать нас, как спелые ягоды с куста. Кого-то она покупала на рынке рабов за бесценок, кого-то подбирала с дороги, кого-то выкрадывала с таким видом, будто возвращает себе свое...
Я появилась рядом, когда собралась уже приличная компания, я даже не смогла их пересчитать. Кого-то она держала в железных тисках повиновения, кого-то возвышала и ставила чуть ли не вровень с собой, кому-то не позволяла отдалиться от себя и на секунду.
А я все думала - зачем она перебирает мусор?
И успокаивала себя мыслью, что где-то здесь, наверно, есть и остальные Темные и все это - какой-то гениальный план.
Но их не было. Была она и я. Я и она.

Я помню ее плотоядный и влюбленный взгляд, ее неповторимые даже в этом теле повадки, ее невообразимый голос, ее первозданную силу. То, как она прорезала пространство, будто лезвие, оказываясь сразу везде.
Я находилась совсем рядом - протянуть руку и можно коснуться ее, выточенной из скалы, сплетенной из корней, поразительно теплой. Находилась слишком долго.

Она не переставала смеяться, орать и приказывать, не забывая и щедро одаривать своих... кого?
Самым ужасающим было то, что она собрала вокруг себя не только свои части. И - верховодила этим безумным зверинцем. С какой целью?
Либо эта цель есть, либо ей конкретно снесло крышу после того, как они нашли старый мир.
Я забыла, как выбираться из резерваций. Я помню только вход. Чем дольше находишься рядом с ней - тем сильнее хочется вырвать себе глаза и проломить себе башку. И - тем сильнее хочется никогда не уходить.

@темы: Annam, Hideaway, Рания

03:34 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Мамаша чувака, сожравшего девку, бабушке сожранной девки:
- Они шифруют секс словом "ел". у них это значит "занимался сексом". ...Не именно еду, извините, вас эт ранит, понимаю.

Я буду ржать над этим вечно :D:D:D

05:55 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
И ведь не зря же говорят, "не поминайте имя господа вашего всуе". И я то же самое вечно повторяю, только иносказательно. Даже отбитым дурачкам. Я еще на что-то надеюсь. Я ведь хочу мира во всем мире, ага.
Бесполезно.
Она очень любит слушать свое имя и очень любит тех, кто его произносит. До смерти любит. И даже если имя само не произнесено ("Ну еще бы оно было произнесено", - как сказала бы она), пары слов вскользь достаточно.
Она приходит, и смотрит, и слушает. Внимательно слушает. Задает вопросы, много вопросов. Спрашивает обо всем - от и до. Начиная от мнений, и до образа мыслей, приведшего к этим мнениям. Держит каменное лицо и уже почти совсем не палится. Запоминает, учится, вытягивает все, что можно. В эти моменты она дохуя похожа на Дженову. Тоже учится, как правильно говорить с людишками и тому, как они мыслят. Потому что ну никак не понимает этого. А потом развеивается дымкой, исчезает, как и не было.
Чтобы потом вернуться и окатить тем, до чего не доходит человечий образ мышления. Что опровергает все законы наук и псевдонаук. Она всегда так делает.
Но до этого она успевает вынести мозг мне.
"Ты что, действительно решила, что еда умеет думать? Ты всерьез так решила? На самом деле испугалась этого?".
"Да я бы никогда...", - начинаю я вполне искренне.
"Неужели тебе еще недостаточно того, что ты видела в этом дерьме? Ты все еще видишь в этом дерьме зачаток разума и Души?".
"Да я..."
"Молчать. Смотреть. Слушать."
И я улыбаюсь. Впервые за долгое время искренне, счастливо и легко улыбаюсь. Улыбаюсь "сущности, которая не дает мне почувствовать счастья, деструктивной, душащей, неприспособленной к миру, не могущей существовать в нем, от которой у меня все проблемы", улыбаюсь так свободно, как и дышать не могу.
И слышу, как где-то в залах Ветра гулко отдаются от стен басы. И мое сердце бьется в унисон им. И эти удары - не просто имитация.

А люди - люди по своей природе слишком глупы, чтобы осознать свою глупость и то, какой тонкий волосок отделяет их самих от этих ударов.

@темы: Annam, Рания

00:18 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
кого же, кого же, кого же, кого же, кого же мне нарисовать голеньким?
#челенджи_ебаные

04:23 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Вообще, сначала это должна была быть Рания, но она на меня наорала.
Поэтому вот.

Итак, пидор наказан.
И ему нравится.
В общем, необычная одежда, так необычная одежда...
И похуй, что она обычная.
#челенджи ебаные
Где-то в углу тихо рыдает ББшка. Потому что он это видел.

Шерочка, эту клубничку он принес для тебя ^__^





@темы: Dorian

00:19 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
И не поймешь - то ли циклон ебанутый, то ли эти там >__>

00:56 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Все линии сплетаются в одну, все судьбы тянутся до одной точки, струны пронзают всех одинаково. Смешивая и отделяя. Расставляя в хронологии, в направлениях. И тишина, гробовая тишина. Звуки могут быть лишь там, где что-то рассогласованно.
Но острый оскал рвет тишину, возносит свою мелодию.
Тонкие песчинки бьются о стеклянные стенки часов, о деревянное дно, завихряясь по воле переворачивающей и встряхивающей часы руки. Вниз-вверх, вверх и вниз. До упора, до основания, до тех пор, пока линии не разорвутся, судьбы не перечеркнутся и лишь одна струна, освободившись, зазвучит в полную силу, без остатка заглушая другие.

- Рания, ты занимаешь полной хуйней.
Голос вместе с его источником внезапно появляется за плечом. От голоса веет чем-то приторно сладким, солью металла и морским бризом одновременно. Рания полуоборачивается и резко поводит плечом.
- Да что ты, нахрен, говоришь?
Аргументы у нее все равно закончились, так что остается огрызаться и унимать дрожь в руках.
- Сколько можно, Рания?, - голос беззлобен, голос тих и бережен, и так заботлив, и так непреклонен, - Ты избороздила это место вдоль и поперек. Изворачивала его тысячу раз - и всё тебе не нравится. Не трепли мертвую плоть, просто уничтожь его или оставь в покое. Всем станет легче. Ты бросаешься на каждого, кто плодит резервации, бросаешься на Марко - а сама? Рания, сколько можно?
Краткий безысходный вздох обрывает монолог. Нет смысла пытаться вытащить ее отсюда, как и нет смысла тащить его прочь из ее мира. Невозможно отменить обмен памятью. Часы в эту сторону не работают.
Он думает положить руку ей на плечо, но вовремя одумывается.
Она молча проклинает судьбы и струны.
А вслух произносит только:
- Ты, нахрен, серьезно так думаешь?

Ее голос переполнен злого сарказма и яда. И дрожь в руках почти унята.

@темы: Рания, sceal'ta, Undead

02:48 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Ай да Дориан, ай да дамский угодник :D:D:D

13.08.2016 в 21:40
Пишет |Nyarlathotep|:

- Первый, Первый, я Второй, как слышно? Чо ты спишь, повторяю, чо ты спишь?
- Второй, я Первый, прием. Пошел нахуй, повторяю, пошел нахуй.



URL записи

@темы: Dorian

05:41 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
дохуища дней ночей дикого мозгоебства.
стопицот скуренных сигарет и выдранных волос.
миллион желаний сдохнуть.
и я наконец-то сделала этот ебаный пиздец эту ебаную эволюцию персонажа.
челенджи ебаные!!!
Шеральт, ты будешь гореть в аду

Итак.

Рания - воин света . Марос, белобрысые твари, пиздец и предапокалипсис.


Рания... нет, нихуя. Статуя Рании. А может и Рания... хуй эту гаргулью разберешь. В общем, Город. За кадром - Белое Божество и массовый геноцид. И Будапешт. И Дориан в розовых труселях.


Рания - ебаный пиздец, который пожрет твою душу богиня. Cause she can. Корабль, коллекции, еда, фаворитизм...


А я пойду умру нахуй.

@темы: город, Тьма, Рания, sceal'ta, Vodury

02:48 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Неведомый, чужой вопль зарождается в груди, где-то в солнечном сплетении. Вспыхивает гигантским цветком, раскидывает лепестки во все стороны - и они разрывают легкие и ребра.
Крепче стискиваешь зубы и щуришь глаза, чтобы не орать и чтобы не ослепило сиянием. Но это недостаточные меры. "Помнишь, ты же помнишь".
"Помнишь прохладный и скользкий, пропахший дождем асфальт, боестящий, будто сталь. Перечерченный серебристыми линиями синий вечер, дорога, бегущая вниз, порывистый свежий ветер, сметающий дождевые капли в полете и швыряющий их прямо в лицо..."
Конечно, помню.
Всегда помню.
И, кажется, чую эти капли и этот ветер прямо сейчас. Вижу преломленный свет последних солнечных лучей - прямо по дороге, и вверх - оттуда они врезаются в глаза.
Все разом бьет по мозгам оглушающим оркестром и - моментально схлынывает. Остается - жгучий цветок в груди. Щемящий, злой, сладчайший, пламя, ад.
"А помнишь? Уже ночь и небо потемнело, но все еще пронзительно синее. Дождь остался позади, под ногами вода переливается в золотистом свете фонарей - будто россыпь драгоценных камней прямо на асфальте. Ветер усилился, но стал плавнее. Теперь он не рвет, а обволакивает - тысячи невидимых прохладных облаков. Черная одежда кажется еще чернее, летящие полы и рукава сливаются с тьмой по краям дороги, шаги - звонкие набойки по асфальту и воде. На волосах сохнет влага, ноги сами несут вперед. Идущий впереди - не идет, танцует. Легко прорезает полумрак, словно тот - его дом. Оборачивается, улыбается, лучится, что-то говорит, смеется".
Помню, конечно помню.
Темы ни о чем и обо всем. Взрыв смеха после каждой. Хочется идти рука об руку, ближе, теснее - но нужно больше пространства, его не хватает. Нужно больше места для шутливых реверансов, экспрессивных взмахов руками, внезапных коротких пробежек вперед и танцев на месте. Кажется, что если раздвинуть дома по краям и вознестись в сапфирное дышащее небо - места не хватит и там.
И потому - впереди и позади, забегая вперед и останавливаясь, чтобы согнуться от смеха пополам. Сияющие в отраженном свете оскалы, глаза, отражающие неон... И полное небо зависшей воды над головой.

А ты помнишь? Помнишь черное в грозу море? Злое, рвущееся прочь из берегов, словно узник, почуявший свободу. Помнишь, как бушует оно, изрыгая сотрясающий нутро рокот? Безумное небо, сошедшее с ума небо - такое же черное, прочерченное сплошь молниями. Ветер, несущий холодный дождь и теплую еще соль, смешивающий их в воздухе. Забитые водой кострища, блестящие черные скалы. И - тишина. Тишина внутри, которую не разомкнуть ни одной стихией. Почти схожая с опустошением, наполненная рвением - тишина мертвеца. Хочется взять горсть мокрого песка и пересыпать его из ладони в ладонь, пока он не станет сухим. Пока не станет землей и костью. Пока молния не найдет тебя на побережье. Пока следящие и ничерта не понимающие глаза не ослепнут.
"Помню, конечно помню".

Почему я ловлю твои отголоски и вижу их во всем? Почему они разрывают мою грудь?
"Почему я ловлю твои отголоски и вижу их во всем? Почему я вижу твою память?"
Небо над Гадрахоллом всегда пронзительно-синее. Море у подножья всегда дышит ветром. И мы зависаем пред ним - глаза в глаза. Не в силах вымолвить и слова. Нам так много надо сказать друг другу, но совершенно нечего рассказать.

@темы: Рания, sceal'ta, Undead

22:12 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
просто немношк гы

" - Потому что целитель-целитель, а смертоносен как шаровая молния. Человек - очень сложная машина, и местами хрупкая. Радостно выросшая лишняя перегородка в трахее скосит кого угодно в течение пары минут."

@темы: как Карамелька смолвил

01:14 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Нашла себе новое развлечение. Медитировать на Ранию. Подгадать момент, когда она не шевелится, опять изображая гаргулью, и прийти пялиться. Умиротворяет.
Главное - успеть съебаться, когда шевелиться начинает.

@темы: Рания

00:20 

(с)

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Не думай ни о чем,
Когда мы будем там.
Дай руку, а потом
Ты все поймешь сам.
Отпустим тормоза,
Вдохни в последний раз...
Ты видишь их глаза?
Эта война
В каждом из нас.

The second after Mortis

главная