09:40 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
- тут до тебя с утра уже один мужик домогался
- ну, шо поделать...
- еще один домогался и пофиг, да?))

(с)рабочее

@темы: #Человечье

03:51 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
5) кто-нибудь в шлюхах

вот шлюхи, вот Муния и ее выдержка

читать дальше


@темы: челенджи_ебаные, sceal'ta, Munia, Hideaway

05:04 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
они достали.
серьезно, эти разумные достали.
я пытаюсь смотреть на них как на узор на обоях, потому что так смотрит на них Рания.
но они достали.

оказаться в их резервации - это оказаться полностью в их власти. с ними сохраняешь рассудок - и это уже достижение, но - ни входов, ни выходов. все закрыто. и ты просто ходишь там, бьешься в стены - и все.
они не трогают. меня или вообще, я не знаю. они просто есть, повсюду. и оттуда просто невозможно выйти.

первое - пропадает любой коннект. оттуда нет нитей ни к Идалир, ни к кому-либо еще. кажется, нет нитей даже к Эстер. самому не выйти, и подать сигнал, чтоб вытащили, тоже не выходит.
видимо, от них вытаскивают, если только вспоминают что я существую, и если я зачем-то понадобилась.

сначала был пригород. частные домишки. все, кто живет там - поехали крышей.
своих мертвых они не хоронят, а изображают в виде маленьких картинок или фото, и эти изображения вешают на деревья и дома. весь городок увешан ими - умершими. где-то по одному, где-то кучками. умерших больше, чем жителей городка.
а сами трупы они просто выкидывают в канавы, гнить.
это что, та самая зависть Эстер? ее маниакальная тоска по кому-то, похожему на нас? или это отголоски нашей тоски, украденной ею?
иногда они переносят эти изображения с место на место. зачем - я так и не поняла. у них это целый ритуал - со словами и процессией.
при мне одна такая придурошная переносила портрет какого-то своего предка. процессия состояла всего-то из пары ее друзей. она все никак не могла правильно завершить ритуал - что-то ей мешало. она просила помощи у меня, но я только наблюдала, думая, как бы найти способ оттуда свинтить.

они никогда не трогают. не трогали и тогда, в тот раз, когда пытались выдать меня замуж (огоспаде). они не нападают, не наседают.
нападаю я.
меня бесят они целиком и полностью, их рожи и их города.
в этот раз я решила не стоять на месте, а прогрызать выход, раз его нет.

то здание, в которое я пробралась, вообще-то было охраняемым. но тут почему-то сработала логика как в городе у ББ - идти туда, где больше всего охраны, выход полюбому там. какой-нибудь потайной.
но, тут выхода не было.
не знаю сколько там этажей, может столько же дохуя, сколько у ББшки в офисе.
то ли завод, то ли испытательная лаборатория, то ли все это смешано с чем-то административным... или даже жилым... менялись этажи - менялся антураж.
не менялось одно: эти - повсюду.
почему-то я считала нужным от них прятаться. обходить их, если они идут по коридору. но, кажется, они все равно меня видели. честно, пряталась я очень херово. но, не трогали.
как будто так и надо.
как будто я все равно не выберусь.

и все равно я дико боялась, что окликнут. что обратят внимание. они могли меня... поменять. это чувствовалось.
из двери в дверь, из коридора в коридор, а потом, в одном из помещений, дверь в которое я по дурости толкнула, оказались они. до того помещения были, в основном, пустые.
а тут их было, вроде бы, двое. сделали они вид, что не заметили меня, или на самом деле не заметили... на этом моменте я уже резко качнула свой скилл прятания. со страху.

я слышала, о чем они говорят.
мужчина и молодая девушка.
они говорили о том, что ищут меня. и что хорошо бы меня найти.
все таки не замечали? неужели настолько тупые?
а мне стало еще страшнее - значит, пока что мне везло. а может не повезти. надо было торопиться.

я открывала не все двери. даже не помню, по какому принципу я их выбирала. наверно, по принципу "когда уже припекло от ужаса в коридоре - открывай".
и вот, в одну из дверей я попала очень неудачно.

за ней был выход. казалось бы. это был выход наружу, под открытое небо. но - это был обрыв. малый пятачок земли, под которым - бездна. в высоте - желтое полуденное небо. а внизу - снизу что-то лезло ко мне. возможно, какие-то извращенные животные. по крайней мере, это точно не не были люди или что-то антропоморфное. но и к известным мне животным я не могу это причислить. это было уродство, типичное уродство Эстер. и вот оно-то меня видело. и, кажется, ждало. они начали взбираться вверх по обрыву, кажется, еще до того, как я заметила их.
а за моей спиной накрепко захлопнулась дверь.

меня выдернуло. что-то или кто-то. на миг я оказалась подвешена в полной пустоте. серой, безмолвной. это был всего миг, но - тут было чисто. и за этот миг я успела отправить сигнал. всего одно имя. имя той, что всегда откликается.

"а откликнется ли?", - подумала я, вернувшись на обрыв и наблюдая, как ко мне приближаются... эти. помня, в каком она сейчас состоянии... услышат ли вообще мой сигнал?

не знаю, кто, но его таки услышали. резервация начала прерываться. я то снова оказывалась на обрыве - а они были все ближе, то меня выбрасывало в ту самую пустоту - и в другие виды пустоты. куда-то а чистое место. но не куда-то конкретно. куда-то конкретно меня вытащить, видимо, не могли. но - меня пытались держать.

в один из "выбросов", а точнее, прямо перед ним, предо мной, как во сне, предстала девушка. черноволосая, с очень выраженными чертами лица. одна из разумных. Эстер всегда борщила с мясом и этой выраженностью... девушка взмахнула рукой и - меня выбросило в пустоту в последний раз.
она помогла мне?
Эстер сама помогла мне?
или же, ее вынудили сделать это?
открыть путь?
или, может, у этих тварей есть самосознание?

в любом случае, то, что я видела последним, прежде чем окончательно вырваться отовсюду - это Дориан. он стоял напротив и смотрел куда-то поверх меня. сосредоточенно, молча. почти злобно. мне казалось, что я слышу какие-то громкие отрывистые команды вдалеке. всего миг - и все пропало окончательно.

---

а за день до того приходила Рания.
не знаю, можно ли назвать ее нынешнее состояние "шевелением".
она не похожа на зараженную, но она... странная.
кажется, соображать лучше она так и не стала.
у нее точно такие же непонятки обо всем окружающем, как и у меня.
она не плетет узоры - она смотрит на них. смотрит - и не понимает, откуда они. она понимает, что это узоры Эстер. но не улавливает, что они означают.
ее смущают белые ветви над головой.
она трогает нити, уверенно, зверино, но осторожно. пытается изучить. так, как изучала когда-то нас.
она показала мне, как открываются и закрываются порталы Эстер. вот только я напрочь забыла об этом, когда это понадобилось...

---

от Дориана я получила пизды.
"Ты, видимо, перепутала меня с добрым старшим братом, который погладит по головке", - сказал он, - "Я и не добрый папочка, который терпеливо будет ждать, пока ты сообразишь. Если я чему-то учу тебя - значит, ты должна была освоить это вчера. Если я учу чему-то - это не значит, что хочу видеть твои напуганные глаза и слышать сотни вопросов".

Мы с ним ходили к белым ветвям. Он объяснил, что ядра там нет и что с Ранией все сложно. Он так и не успел договорить - его что-то отвлекло.
Там постоянно что-то происходит. Ему пришлось срочно уйти.

---

Мы слиты с Ранией сильнее, чем когда-либо. Похоже, что сейчас ее части нужны ей сильнее, чем когда-либо.
Она начинает злиться на Эстер. Она не выдерживает.
Я начинаю злиться на Эстер.
У Рании нет траектории, одно только безумие, и, если рванет - то рванет во все стороны.
Единственный, кто сейчас хоть как-то придает облик этому хаосу и сдерживает обеих - это Дориан. Когда нибудь я напишу оду его работающему при любых условиях мозгу.

@темы: Рания, Hideaway, Dorian, Annam

05:02 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Что, сегодня опять не спим? Вроде ж не суббота...
Можно я посплю хотя бы часа четыре, ребят, пожалуйста?

04:21 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Вот живешь себе, косплеишь человека, а потом приходит Ранок.
И все.
Открывай двери, накрывай стол, выкладывай все наружу. И не скули.
И похер, кото ты там рисовал, че ты там делал, с кем ты там говорил. И о чем. И зачем.

Серьезно, сейчас?
Усыпите кто-нибудь эту бешеную суку.
Или хотя бы вколите ей транквилизатора.

Я пережила Ночи с Дорианом. Я пережила то непонятное существо. Я пережила стартап с Эстер.
Но вот ЕЕ при своем дернутом и трахнутом мозге я уже не переживу х_____х

20:44 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Погодное.

Тает снег. Ветер меняет направление -
С пронзающе-ледяного - на влажный и потеплевший.
Вода в воздухе.
Теплая, туманная - она западает в легкие, как дым. Лижет руки, как ветер. Обхватыает шею, как ветер. Ударяет в лоб, как ветер и стекает по нему.

Ветер меняет направление.
Теперь он стоит за спиной Земли.
Он всегда стоит за спиной Земли.
Тогда, когда Земля выходит вперед.
Тогда он перестает быть вездесущим, и становится сдерживающим.
Сдерживающим Земного зверя.
Или пытающимся сдерживать.
Он стоит за спиной. За ее спиной, так же как за моей. Это не специфическое отношение к ее частям - это отношение к ней.
Он стоит за спиной, когда Земной зверь выходит к обрыву.

Обрыв покрыт снегом, белым, мягким, глубоким. Где-то глубоко под снегом сочится Землей камень. А под обрывом - там, далеко внизу - то, что мы видели давно. Дом - и не дом. Тот же снег. Там везде снег. Белый, мягкий, глубокий снег. Там, внизу, он сплошной и плотный. А в воздухе - он летящая белая крошка.
Повсюду.
Позади тоже.

Сюда она бессчетное число лет назад приходила говорить с Эрой.
Сюда она пришла.
Сюда она приходит говорить.

Она - зверь - стоит над обрывом, над самой пропастью, над самым краем - и врастает в сочащиеся ею камни под снегом. Она не падает. Она смотрит вперед невидящими, безумными, страшными, запавшими глазами. Усталыми, чудовищно усталыми. Она устала более, чем кто бы то ни было. И она полна силами более, чем все, что есть. Вокруг и где бы то ни было.
Чем этот снег.
Она не двигается, сросшись с Землей. И она молчит.
Так она говорит.

И ветер стоит за ее спиной.
Сдерживая ее.
Сдерживая ее от прыжка с обрыва, который она совершила бы, гогоча.
Сдерживая ее от того, чтобы обрушить в обрыв пару миров.
Сдерживая ее от слов, которые она высказала бы, смешивая с рыком.
Сдерживая от движения ее рук, которые разорвали бы.
Сдерживая сияние ее глаз, которое взорвало бы снег.
Сдерживая ее от ее самой.

Она не сорвется - потому что боковым зрением видит ветер.
Если она сорвется - он прикроет кровавые ошметки, которые она оставит, проходя, если сдвинется с места. Он сдержит последствия. И тех, кто пойдет по следу.

Они стоят, приминая ногами снег. Там, где стоит она - остаются два единственных следа - у самой кромки.
Там, где он - вереница следов - он ходит из стороны в сторону за ее спиной порой, не выпуская из виду ни одно ее возможное движение.

Я прихожу, когда они ушли.
Она выбрасывает меня наружу - или что-то иное делает это. Ее тут уже нет.
Нет Земли, нет ветра.
Но есть нить - их нить.
Я держусь за нее,я привязана у ней, я обмотана ей, я постоянно на том конце.
Я бегу бегом - к самому краю. В полушаге от их следов просто ныряю в чертов снег, падаю в него, падаю на колени, прикасаясь к их следам, вспарывая их следами своих ладоней.
Комкаю снег, и, кажется, если бы могла разрыть землю - вгрызлась бы в нее зубами.
Я не смотрю за обрыв.
Мне тут нечего сказать.
Мне тут нечего добавить.
Нить обматывается вокруг меня новыми витками.
Мои следы смешиваются с их.

А за моей спиной стоит, неразличимый в снежных белых хлопьях, Воздух.
Сдерживающий.
Пытающийся сдерживать.
Почему они все думают, что могут это?

С того конца нити на меня смотрит жгучее изумрудное Земное сияние.

@темы: Рания, Hideaway, Hell, Dorian, Annam

23:50 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
хотя я не спец когда че-то встало и надо с этим что-то поделать (с)

03:10 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
она даже если ебнется, потом встанет и сделает такой разворот, что снесет всё, что успело ее окружить.
страшный разворот.
он каждый раз страшный.
иногда она превращается в что-то природное. в недра земли. которые запускают рост травы, землетрясения и извержения.
которые меняют времена года, направления ветра, траектории планет.
как та спираль. скручивается внутрь себя, чтобы потом...
и, как невозможно скорректировать разворот фуры или морского лайнера...

меня должен бы одолеть страх. давно должен бы. но он не одолевает.
уже не угадаешь, что срабатывает - та штука для самоисцеления от проклятья, или сама Эстер....

а она залегла в земле.
как семя, что хоронится зимой. в снегах. в толще. чтобы взойти.
как бомба. что хоронится в толще, чтобы среагировать на растяжку.
как змея. что коротает дни свои без еды и движения, выжидая.
как спящий вулкан - холодный, безмолвный. до поры.

хотела бы я хоть примерно узнать, как они сейчас общаются. все они, трое.
или даже четверо.
как общаются недра и ветер. если они даже не пересекаются.
как общаются они и Эстер.
как...

как?
что мне сделать, чтобы стать чуть более смелой и чуть менее безрассудной?
чтобы видеть направление там, где направление - во все стороны.

как мне настоять на том, что я не нужна больше здесь.

@темы: Annam, Рания

02:38 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
иногда это, наверное, выглядит как припадок. нелогичный, дурацкий. разрушающий.
иногда я не знаю, чего хочу и чего не хочу.
иногда я, наверное, позволяю себе слишком много.
иногда мне, наверное, следует осечься.

и иногда я осекаюсь.
пытаюсь.
первые секунды всегда есть попытки.
- ты же понимаешь, что я тебя охуярю, я ж по привычке, по инерции, я ж тебя убью, уничтожу, испепелю к херам. ты же знаешь, я могу
- не можешь
- ладно. я не могу. ОНА может. вот че тогда делать будешь?
все понимает. но с линии не сходит. так же как и я.
это всегда словесная перепалка, парочка защит, которые уже никого давно не останавливают, парочка залпов вникуда, как будто неглядя, но - намеренно вникуда.

- я тебе потерях поубиваю. понял. всех. вот буду искать и того. чем тебе это будет грозить, а? что будешь делать?
- не поубиваешь.
даже усмехается. тихо так, грустно, поганенько. ну, тут на самом деле есть о чем. тут бы и Дориан поржал.

а вот мне уже ваще не смешно.
беру вещи - кладу вещи. начинаю идти - прекращаю идти. встаю - сажусь. сажусь - встаю. открываю воду - закрываю воду. стучу дверями - и снова их открываю. казалось, что расческа была здесь. ах, вот же она. пытаюсь причесать волосы и забываю, как двигать рукой. пытаюсь одеться, но так и застываю не одетой.

в окружении ликов - как в в тюрьме, как на сцене, как в клетке, как перед Богами.
укоризненнее всего смотрю на Ранию. на Дориана смотреть нефиг - он ни в чем не виноват. даже ты ни в чем не виноват, вот ни в чем. да и она тоже. но - как играючи она все это делает... как разменивает себя, и бросает в самое пекло, и как ныряет в бездны, как то ли отважна, то ли безнадежно глупа... как смела в этом всем. как делает вид, что что-то знает. как делает вид, что знает, что будет. как делает вид, что знает, чего хочет. как делает вид последнего раза.
как тянет за собой.
из меня хлещет кровь, а она так и тащит, держа за рваные сосуды.
за собой.
куда бы она ни пошла.
зачем бы она ни пошла.

я пойду за ней - куда бы она ни пошла, зачем бы она ни пошла. добровольно. или нет. я это уже говорила.

но я смотрю на нее. укоризненно. потому что только мы с ней понимаем, почему я так смотрю.

как она останется без нас, без нас снаружи, без нас отдельно? как останется с нами внутри, когда не на кого будет смотреть - лишь на себя? как останется наедине с нами - наедине с собой? как найдет хоть частичку покоя в аду, который оплелся вокруг нее уже слишком основательно?
в аду, который украшает цветами. которому возносит...


а ты - ты пешка. в этом Дориан был прав. ты уже давно ничего не решаешь. ты в том же аду, только ты в нем движешься за ней, как и мы.
есть она - и есть ты.
ты положил все на то, чтобы было так.
не думаю, что ты хоть раз задумывался о решении. оно для тебя всегда было само собой разумеющимся.
ты идиот.
идиот.
у нас, в отличии от тебя, есть шанс быть с ней.
а у тебя давно нет ничего. и тебя самого давно нет.
нет ничего, кроме твоей любви к ней.

и в этом мы с тобой похожи.
и мы смотрим друг на друга с жалостью. потому что только мы с тобой понимаем, почему мы так смотрим.
я знаю, почему ты не выбрал освободиться от нее.
я бы тоже не выбрала.
я тоже не выбрала.

@темы: Annam, Hell, Рания

02:05 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
4) ни разу не рисованный гг

негоже детей нерисованными оставлять


@темы: Red, Sheneril, Vodury, sceal'ta

04:31 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
"Не проявляйся. Не проявляйся, оставайся тем, что сейчас ты есть. Оставайся во Тьме и я смогу переносить тебя. И я смогу жить рядом с тобой. И я смогу прикасаться к тебе. Пред ликом Мортис все едино, и мы едины - если мы едины. И я смогу... наверное".
Даже губы не шепчут эти слова, даже мысль бежит от этих слов - они в пустоте, в тишине. Во Тьме. Не вырвавшиеся наружу. "Оставайся...". Но - это в конце.
А в начале...

Не было имени и не было пути, не было дома и не было семьи, не было наречено ничего из этого, не было высказано, названо. Не было показано и увидено.
Был лишь Хэлл - одинокий Хэлл, забытый и отвергнутый. Был - и был несломим, оттого что нечему было ломаться в пустоте. Нечему было ломаться там, где лишь серое небо над головой и тусклые ветви, и чужие рощи, и зов странной черной двери, пульсирующего за ней сердца.
Нечему было ломаться - но было чему расти.
Никто не знает.
Или же никто не хочет знать.
Не хочет знать, был ли он прав и был ли он Тьмой, или же лгал он и был Высшим и проклятым, Хэллом и мертвецом.
Но знают все.
Знает каждый.
Знает каждый - кто хозяин Черной Горы.
Изначально бывший Тьмой, или принявший Тьму - когда пало все. Когда нужно было сдержать обещание.
"Мы еще встретимся", - это было в начале.

Он умирал и это было начало.
"Мы еще встретимся", - это произносили губы, окрашенные бурой кровью.
"Мы встретимся", - на последнем выдохе.
"Мы обязательно встретимся, Рания", - так говорил Высший, проклятый и умирающий. Так говорила Тьма.

Тот, кто просыпается раньше, не выносит одиночества. Тот, кто просыпается раньше, вспоминает яркое небо, нежные ветви и родные рощи.
Тот, кто просыпается раньше - одинок.
Тот, кто просыпается раньше, становится Гастом.
Призраком, фантомом, правдой, Тьмой.
Тем, кто обещал встретиться - и кто встречает.
Под незримым и вездесущим оком Мортис всходит Черная Гора - дом и память, страдание и исцеление.
И восседает на трон Гаст - правда и Тьма, проклятый, но чистый в Тьме.
И те, кто хоть раз узрел сквозь бурую пелену нежные ветви родных рощ - стремятся туда, к нему, к ней.
Идут они умирать.

Идут они умирать, ибо нет просвета в пелене, нет рощ, нет неба, нет дома. есть - память о них. И память эта дрет плоть изнутри, скребет, скоблит, раздирает, будто стремится вычистить. Будто стремится забрать с собой - стремится, и не может.
И идут умирать они.
Туда, где хотя бы что-то утолит их боль, усыпит их болезнь, ослабит их проклятье.
И - пусть заберет их Души.
Пусть заберет.
Если оно может.
И идут они к Тьме.

И Тьма - может.
Рожденная чтобы вычищать и побеждать, успокаивать и утешать - она продолжает нести свой Дар.
И - не умирают они.

Сначала нужно одолеть портал. Находят его те, кто ищет Памятью.
Затем - одолеть пустошь. Одолевают ее те, кто не жалеет ног и тела.
Затем - преодолеть двух стражей, что вечно стерегут вход в Гору от проклятья. Не живые, но не каменные - порождения Тьмы - они пропускают лишь тех, кто идет домой.
Первым приходит оцепенение. Те, кто пришли умереть, стремятся это сделать. Безветренный мертвый сад у Черной Горы - место для них.
Затем приходит горе. И те, кто пришел умереть, не в силах сделать это, орут, рыдают, скулят, воют, выбегают прочь и падают оземь, и стенают, заламывая и без того саднящие руки, калечит себя и раздирают себя уже сами, следуя за памятью - ненавидя проклятье в себе, видя чистоту Тьмы и - завидуя ей. Эти пьют из колодцев, что расставлены повсеместно и пытаются узреть в них свое отражение.
Потом приходит злость. Злость - признак выздоровления. Познавшим Ярость - даруются крылья. Надрезы делаются прямо на спине, а кости уже сами делают свое дело. Яростных выпускают наружу - их все равно уже не удержать. Пустошь, находящаяся на стыке с мирами Эстер дает им, чем унять Ярость - сундуки Черной Горы полнятся амулетами убитых проклятых.

А затем приходит Душа. Кто-то остается в Тьме, неся ее в себе и дальше - и благодарит мать свою, Мортис. Кто-то идет в Сумрак, к Лие, и, проходя через него, вспыхивает яркой звездой - Светлые, Молнии, Огненные и Высшие.
Кроме одного Высшего. Который, когда-то будучи им, теперь навечно остается на Черной Горе.
Он - подводит к порталу.
Он - ждет заблудившихся на пустоши.
Он - показывает, как пройти через стражей.
Он - проводит в мертвый безветренный сад.
Он - залечивает раны покалечивших себя, терпеливо, снова и снова.
Он - унимает стенания.
Он - наполняет колодцы.
Он - делает надрезы для крыл.
Он - выпускает наружу и, в итоге - отпускает насовсем. Сам оставаясь вечно на Черной Горе.

Он обещал встретиться. И он встречал - первым из тех, кто имел общую память. Первым из тех, кто тоже видел Дом. Первым из тех, кто сдержал обещание.

И это было в начале.

@темы: Тьма, sceal'ta, Hell, Gast

03:54 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
3)вместо пункта, который я не хочу
квест от садистки Шеры - "не Ранок, не Дориан"
окай.

а напишу я про него как-нибудь потом.


@темы: Тьма, sceal'ta, Gast

22:55 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Показательный, сука, Высший.
А не то что всякая там хуета

Ты мне больше нравился, Лайр, когда еще не отрастил яйца и ссал вякать против совета. И это взаимно, да-да.


@темы: sceal'ta, Beaters and Reapers

04:59 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
"Пара нот - и меня переключает. Все забывается, вспоминается такое, от чего только щурить глаза и в смущении улыбаться. Пара нот - тяжелый бег по высушенному солнцем асфальту. Мелодия, в которой вот-вот должно наступить развитие, которая вот-вот должна разразиться победным маршем. Но его нет. Напряженный, но монотонный ритм. До горизонта еще далеко.
Золотой закатный шар закрывает пол-неба прямо передо мной, пышит жаром. В его золотом свете таят дома и дорога вдали, тонут в ярком свете. Вокруг ни души. Ни людей, ни машин, ни каких-либо их следов. Декорация. И при этом громадное солнце пульсирует как живое.
Бега за спиной больше нет. Те, кто преследует меня - сильно отстали. Но это еще не конец. Я знаю, еще не конец.
Я отталкиваюсь от земли и снова набираю скорость. Сначала бежать тяжело - жар не дает раздышаться, золотой свет слепит глаза, уставшие ноги гудят. Но с каждым движением золотая пульсация словно проникает в меня, срастается с льющим ручьем потом, с непослушными конечностями, спутанными мыслями - и, становится легче. С каждым шагом я вдыхаю все больше воздуха, мне все легче отрываться от земли. Я вдыхаю жар. Я сама - жар. Я в своей стихии. И я бегу, стремительно и легко, лечу подобно золотому свету.
На губах прорывается улыбка. Пусть теперь пробуют меня догнать. Блики на пустых темных окнах домов, деревянные двери, пустые остановки, ларьки... все сливается в летучую, золотистую круговерть... И я ускоряюсь все больше и больше."


2)переход


@темы: челенджи_ебаные, Hideaway

06:52 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Дориан опять повсюду, но передислоцировался в немного другую плоскость. и чуть ли не еще одну Клинику запилил. у нас чо, жертвы?
откуда и как я все проспала?
почему вообще они передислоцировались с Черной Горы?

---

я опять куда-то перлась с какой-то толпой. помню только одного - какого-то чувака, который шел впереди. остальные - еще более масовка чем раньше. даже количество не уловить.
а вот чувак чет знал. такое ощущение, что чет знали я и он, но разные куски. и мы не разговаривали. там вообще разговаривать нельзя было. мы даже шли как-то не кучкой, а порознь. масовка кучковалась, но это потому что они дебилы.
я дико возмущена тем, что меня выдернули из моей... моего... я хз что это было, но я возмущена. хочу обратно. к трупам и хранителю. и потеряхам.
не помню, была ли я возмущена тогда. вроде да. но молча.
обрадовалась я на том моменте, когда нашла меч. вот это было уже слишком круто. найти стопроцентную копию Ее меча в какой-то ебени, да еще и смочь его поднять - это вот уже вообще.
помнится, убеждала чувака тоже вооружиться. не помню почему. и даже пыталась ему что-то всучивать, какую-то зубочистку одноручную, которую мы тоже нашли. зубочистка не всучивалась и я задарила ее кому-то из масовки.
а потом мы вышли на площадь. там, вокруг этой площади, по-моему, сплошные точки перехода. адовое место.
ну а на площади откуда-то быстренько нарисовались трупы и странно, они были агрессивны. тут я обрадовалась второй раз, когда оказалось, что МЕЧОМ *_* еще и махать могу и даже успешно. хотя, их было жалко. я уже успела к ним привязаться.
а потом возник тот, кто их пас. конкретно эту группку. разумный, наверно. но очень уж прокачанный разумный. я даже боюсь вообразить... ладно. о некоторых вещах лучше ваще не думать.
этот тоже напал. с чуваком, который отказался от зубочистки, у них вышла перепалка. красиво конечно они перекидывались фаерболами и не только, но я почти обосралась. потому что я так не умела, и вообще этот разумного ссала.
а по итогу он оказался няшкой и вообще своим в доску. я не собираюсь это никак объяснять, даже себе. это нахрен без комментариев.
ну а самым последним нарисовался Дориан, я вспомнила, почему называла его My Fear, а вскоре все схлопнулось, потому что Дориану надоело.

надо бы переговорить таки с разумным (ну а вдруг расколется), и зарыться опять в... туда, к трупам и редко-мимо-проходящим потеряхам, раз никто ничего все равно не объясняет, и пошли все в жопу.

@темы: Hideaway

06:35 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
а ваще я не поняла, че тут за телодвижения начались.
вообще-то кое-кто должен молчать и не шевелиться.
я сначала думала, что это они не выдерживают, нимношк шевелятся, а потом опять не шевелятся, и типа ниче не было. ну, Идалир же. это бы все объясняло.
но нет.
телодвижения таки начались.
пока не пойму их сути, но чет грядет.
какой-то пиздец - и не понятно, он будет только сначала или он будет вообще.

а вообще.
чуваки.
вы же эти.
субличности.
давайте-ка ведите себя как приличные субличности, а то че эт тут за самосознание, а.
а?!

и это шутка. и - не шутка.
потому что ну вы раньше пропадали, че за фигня.
как это вообще работает.
что значит "прикольное мясо"?
что вы там замутили с Эстер?
почему мне нельзя подглядеть?
окей гугл куда подглядывать
што праисходит
как перестать ржать и трястись, когда не надо
почему не разряжаются цацки
че вы сделали с хранителем
кто сожрал источник
че я делаю не так и как - "так"?
почему нельзя комментить мои действия понятнее и без эпитетов
окей гугл

06:25 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
когда я смотрю на тебя, я забываю как сдаваться. сука блять.

@темы: Рания, Annam

06:06 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
"Эпицентр эпицентра - так это назвать? Я подошла ближе.
Что она, что Эра, никогда не умели прятать самое главное. Вражду, ложь, мерзость. И самые свои драгоценные вещи. Светящийся красным бесформенный камень висел в воздухе, игнорируя подставку. И всё? И это всё? Что бы это ни было, я это вижу. Значит, могу совладать. Значит - могу всё что угодно.
Она забеспокоилась. Не помню, было ли мне важно это тогда. Я разглядывала аморфное нечто, думая, с какой стороны подступиться и сколько нужно защиты.
- Даже не думай.
Немного поразмыслив, я все таки ответила. Она все равно бы заметила. Рано или поздно. А "поздно" я бы тут все равно не выдержала.
- Серьезно? А почему?
Я лавировала вокруг камня, пытаясь оставить его между собой и ней. Хоть какая-то преграда.
- Ты мне соврала!
Я и не подозревала, что она умеет так вопить.
- Я? Да никогда. В наши с тобой отношения кристальной честности не могла закрасться ложь. Исключено."


вообще, это очень своевременный челендж.
это щас я охуевшая и бесстрашная.
а тогда, наверное, не смогла бы.

итак, 1)страшное место.
и Ранок, чтоб менее страшно.

хотя, оно никогда не бывает менее страшным.
страшно не от декора и даже не от Эстер. а от того, что не выберешься. всегда кажется - "а вдруг не выберусь?"
нам не так, не так страшно, тем, кто помельче. на нас она воздействует не извне.
а вот Рании есть, что терять.
им всем есть, что терять, и остальных она оттуда выдергивает за шкирку еще на подходе. рассказывает всякие ужасы в подробностях, угрожает последствиями и даже бывает убедительна. сама же ломится туда, никем не замеченная (особенно Дорианом), хотя обещала этого не делать (особенно Дориану). ну а как иначе, если иногда кажется, что вот если щас втащить - то все получится. а что поделать, если Эстер бесит и надо заявить ей об этом лично. а что поделать, если там иногда находятся ядра резерваций. что поделать, если...
что поделать, если увязаешь в этом дерьме, красном тумане, коридорах, лабиринтах, иллюзиях? что поделать, если можешь загнать лекцию на тему "как отличить иллюзию", но сам ведешься, как дебил, потому что Ну А Вдруг.
тут варианта два - либо успеют вытащить, либо нет.
она прекрасно осознаёт, что в больном состоянии не может показывать Всем, Где Их Место и Нести Добро, а только валяться на Черной Горе и не отсвечивать, пока не пройдет. но все равно ломится туда.
ну потому что не может Первая Темная спокойно жить, пока Эстер где-то есть. даже если далеко.


@темы: Рания, sceal'ta, челенджи_ебаные

22:56 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
9)... и проживаешь на дне океана, если не закончишь этот челендж, слабак

20.02.2018 в 19:49
Пишет Майлах:

Первые у Шеры:
1) много воды и каноэ
2) бухой перс
3) НЕ магистр
4) святая святых

Первые у Той-Чье-Имя-Не-Называют:
1) страшное место
2) переход
3) обиталище бога
4) ни разу не рисованный гг

5) кто-нибудь в шлюхах
6) старый перс/персы который ща нигде не фигурирует
7) конфликт между персами (лузеры учатся рисовать позы, ага)
8) перс в трех разных шмотках (лузеры учатся рисовать шмотки)
9) ты рисуешь меня, но ты делаешь это без уважения, ты даже не называешь меня крестным

URL записи

@темы: челенджи_ебаные

16:17 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
что бы там ни было - это песня отражает ВСЁ. она всегда отражала всё.
---

здоров или безумен?
нужное подчеркнуть, не выпускай дьявола наружу
перед необходимостью просыпаться и начинать новый день – безоружен

вчера вышел на улицу, и все люди были сделаны из оригами
чтобы не обидеть безразличием, облака и деревья меня презирали
я наклонился сорвать цветок, и цветок откусил мне голову
прячьтесь в автобусах, бегите в аптеки, вы забыли одеться, посмотрите на себя – вы голые
можно не выдержать и спятить, потому что чай недостаточно сладкий или крепкий
не вслушивайся в бред, который ночью тебе говорит голос из розетки
человек умер, задумавшись о том, сколько его девушка видела членов
твой мозг не выдержит этого, где грань, как удержаться, где равновесие
вы все мои заложники, если я не здоров, я сожгу эту блядскую вселенную
здоров или безумен, счастлив ли я, вот что важно, а вы просто жертвы моей агрессии
хватит ли мне сил или же я выброшусь в окно, зарежусь бритвой
или ничего не будет, здоров или безумен, важно только одно, только это
осторожно, не делай ничего такого, чтобы нельзя было повернуть назад
может быть, просто на секунду забыл, что самый близкий путь в рай лежит через ад
сколько еще осталось, когда ты станешь счастливым или развалишься на куски
здоров или безумен, глуп или умен, человек создан для радости или тоски?
не пытайся провести черту, зачем отделять то, что во сне от того, что наяву

я замру и услышу, как мое сердце бьется в унисон аду, в котором я живу

тише, пожалуйста

кто-то спит только головой на запад, кто-то поклоняется богине кали
кто-то гладит трусы и чистит язык. все сошли с ума, все помешались.
хотя я тоже делаю вид, что мне интересно, когда разгуливаю по улице в пижаме
я тотально смирился. все нужно зачем-то. кому-то машина, чтоб ездить, а мне, чтоб ссать за гаражами
я проследил за солнцем с трех утра до шести, я поприветствовал из окна
автомобили, хлынувшие на мост унылым потоком, но так и не понял ни черта
на все мои вопросы, с небес мне шлют пустые сообщенья. что происходит?
объясните мне, и я тут же уйду навсегда туда, где местность по своей природе
менее всего напоминает землю, где чертово радио в моей голове не поймает чужие волны
подальше от людей, щеголяющих своим безумием, подальше от их смеха, их стонов
просто бесы внутри меня людей стесняются – и я вынужден быть в этом цветущем гнилом городе
и возвращаться сюда каждый раз, слушать людей, их искренние пошлости
ведь бесы только и ждут, чтоб я остался один, тогда они вырвутся и меня съедят
я боюсь людей, но им улыбаюсь, ведь еще больше я боюсь того, что внутри меня
я верю, счастье скоро свалится на меня роялем, а под крышкой будут ключи от Крайслера
абонементы в дорогой фитнес-клуб и парикмахерскую, розовые рубашка с галстуком
все будет: любовь, мудрость, забвение, только покоя не обещает сучье время
безумен или здоров, как все? но здоров только тот, кто не верит в выздоровленье
покажи мне несколько па танца этих чертей, укажи мне на место в этом аду
расскажи мне, зачем, и я останусь, покажи мне, где выход – я немедля уйду

(с)ночные грузчики - здоров или безумен

The second after Mortis

главная