Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
03:34 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Мамаша чувака, сожравшего девку, бабушке сожранной девки:
- Они шифруют секс словом "ел". у них это значит "занимался сексом". ...Не именно еду, извините, вас эт ранит, понимаю.

Я буду ржать над этим вечно :D:D:D

05:55 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
И ведь не зря же говорят, "не поминайте имя господа вашего всуе". И я то же самое вечно повторяю, только иносказательно. Даже отбитым дурачкам. Я еще на что-то надеюсь. Я ведь хочу мира во всем мире, ага.
Бесполезно.
Она очень любит слушать свое имя и очень любит тех, кто его произносит. До смерти любит. И даже если имя само не произнесено ("Ну еще бы оно было произнесено", - как сказала бы она), пары слов вскользь достаточно.
Она приходит, и смотрит, и слушает. Внимательно слушает. Задает вопросы, много вопросов. Спрашивает обо всем - от и до. Начиная от мнений, и до образа мыслей, приведшего к этим мнениям. Держит каменное лицо и уже почти совсем не палится. Запоминает, учится, вытягивает все, что можно. В эти моменты она дохуя похожа на Дженову. Тоже учится, как правильно говорить с людишками и тому, как они мыслят. Потому что ну никак не понимает этого. А потом развеивается дымкой, исчезает, как и не было.
Чтобы потом вернуться и окатить тем, до чего не доходит человечий образ мышления. Что опровергает все законы наук и псевдонаук. Она всегда так делает.
Но до этого она успевает вынести мозг мне.
"Ты что, действительно решила, что еда умеет думать? Ты всерьез так решила? На самом деле испугалась этого?".
"Да я бы никогда...", - начинаю я вполне искренне.
"Неужели тебе еще недостаточно того, что ты видела в этом дерьме? Ты все еще видишь в этом дерьме зачаток разума и Души?".
"Да я..."
"Молчать. Смотреть. Слушать."
И я улыбаюсь. Впервые за долгое время искренне, счастливо и легко улыбаюсь. Улыбаюсь "сущности, которая не дает мне почувствовать счастья, деструктивной, душащей, неприспособленной к миру, не могущей существовать в нем, от которой у меня все проблемы", улыбаюсь так свободно, как и дышать не могу.
И слышу, как где-то в залах Ветра гулко отдаются от стен басы. И мое сердце бьется в унисон им. И эти удары - не просто имитация.

А люди - люди по своей природе слишком глупы, чтобы осознать свою глупость и то, какой тонкий волосок отделяет их самих от этих ударов.

@темы: Annam, Рания

00:18 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
кого же, кого же, кого же, кого же, кого же мне нарисовать голеньким?
#челенджи_ебаные

04:23 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Вообще, сначала это должна была быть Рания, но она на меня наорала.
Поэтому вот.

Итак, пидор наказан.
И ему нравится.
В общем, необычная одежда, так необычная одежда...
И похуй, что она обычная.
#челенджи ебаные
Где-то в углу тихо рыдает ББшка. Потому что он это видел.

Шерочка, эту клубничку он принес для тебя ^__^





@темы: Dorian

00:19 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
И не поймешь - то ли циклон ебанутый, то ли эти там >__>

00:56 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Все линии сплетаются в одну, все судьбы тянутся до одной точки, струны пронзают всех одинаково. Смешивая и отделяя. Расставляя в хронологии, в направлениях. И тишина, гробовая тишина. Звуки могут быть лишь там, где что-то рассогласованно.
Но острый оскал рвет тишину, возносит свою мелодию.
Тонкие песчинки бьются о стеклянные стенки часов, о деревянное дно, завихряясь по воле переворачивающей и встряхивающей часы руки. Вниз-вверх, вверх и вниз. До упора, до основания, до тех пор, пока линии не разорвутся, судьбы не перечеркнутся и лишь одна струна, освободившись, зазвучит в полную силу, без остатка заглушая другие.

- Рания, ты занимаешь полной хуйней.
Голос вместе с его источником внезапно появляется за плечом. От голоса веет чем-то приторно сладким, солью металла и морским бризом одновременно. Рания полуоборачивается и резко поводит плечом.
- Да что ты, нахрен, говоришь?
Аргументы у нее все равно закончились, так что остается огрызаться и унимать дрожь в руках.
- Сколько можно, Рания?, - голос беззлобен, голос тих и бережен, и так заботлив, и так непреклонен, - Ты избороздила это место вдоль и поперек. Изворачивала его тысячу раз - и всё тебе не нравится. Не трепли мертвую плоть, просто уничтожь его или оставь в покое. Всем станет легче. Ты бросаешься на каждого, кто плодит резервации, бросаешься на Марко - а сама? Рания, сколько можно?
Краткий безысходный вздох обрывает монолог. Нет смысла пытаться вытащить ее отсюда, как и нет смысла тащить его прочь из ее мира. Невозможно отменить обмен памятью. Часы в эту сторону не работают.
Он думает положить руку ей на плечо, но вовремя одумывается.
Она молча проклинает судьбы и струны.
А вслух произносит только:
- Ты, нахрен, серьезно так думаешь?

Ее голос переполнен злого сарказма и яда. И дрожь в руках почти унята.

@темы: Рания, sceal'ta, Undead

02:48 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Ай да Дориан, ай да дамский угодник :D:D:D

13.08.2016 в 21:40
Пишет |Nyarlathotep|:

- Первый, Первый, я Второй, как слышно? Чо ты спишь, повторяю, чо ты спишь?
- Второй, я Первый, прием. Пошел нахуй, повторяю, пошел нахуй.



URL записи

@темы: Dorian

05:41 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
дохуища дней ночей дикого мозгоебства.
стопицот скуренных сигарет и выдранных волос.
миллион желаний сдохнуть.
и я наконец-то сделала этот ебаный пиздец эту ебаную эволюцию персонажа.
челенджи ебаные!!!
Шеральт, ты будешь гореть в аду

Итак.

Рания - воин света . Марос, белобрысые твари, пиздец и предапокалипсис.


Рания... нет, нихуя. Статуя Рании. А может и Рания... хуй эту гаргулью разберешь. В общем, Город. За кадром - Белое Божество и массовый геноцид. И Будапешт. И Дориан в розовых труселях.


Рания - ебаный пиздец, который пожрет твою душу богиня. Cause she can. Корабль, коллекции, еда, фаворитизм...


А я пойду умру нахуй.

@темы: город, Тьма, Рания, sceal'ta, Vodury

02:48 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Неведомый, чужой вопль зарождается в груди, где-то в солнечном сплетении. Вспыхивает гигантским цветком, раскидывает лепестки во все стороны - и они разрывают легкие и ребра.
Крепче стискиваешь зубы и щуришь глаза, чтобы не орать и чтобы не ослепило сиянием. Но это недостаточные меры. "Помнишь, ты же помнишь".
"Помнишь прохладный и скользкий, пропахший дождем асфальт, боестящий, будто сталь. Перечерченный серебристыми линиями синий вечер, дорога, бегущая вниз, порывистый свежий ветер, сметающий дождевые капли в полете и швыряющий их прямо в лицо..."
Конечно, помню.
Всегда помню.
И, кажется, чую эти капли и этот ветер прямо сейчас. Вижу преломленный свет последних солнечных лучей - прямо по дороге, и вверх - оттуда они врезаются в глаза.
Все разом бьет по мозгам оглушающим оркестром и - моментально схлынывает. Остается - жгучий цветок в груди. Щемящий, злой, сладчайший, пламя, ад.
"А помнишь? Уже ночь и небо потемнело, но все еще пронзительно синее. Дождь остался позади, под ногами вода переливается в золотистом свете фонарей - будто россыпь драгоценных камней прямо на асфальте. Ветер усилился, но стал плавнее. Теперь он не рвет, а обволакивает - тысячи невидимых прохладных облаков. Черная одежда кажется еще чернее, летящие полы и рукава сливаются с тьмой по краям дороги, шаги - звонкие набойки по асфальту и воде. На волосах сохнет влага, ноги сами несут вперед. Идущий впереди - не идет, танцует. Легко прорезает полумрак, словно тот - его дом. Оборачивается, улыбается, лучится, что-то говорит, смеется".
Помню, конечно помню.
Темы ни о чем и обо всем. Взрыв смеха после каждой. Хочется идти рука об руку, ближе, теснее - но нужно больше пространства, его не хватает. Нужно больше места для шутливых реверансов, экспрессивных взмахов руками, внезапных коротких пробежек вперед и танцев на месте. Кажется, что если раздвинуть дома по краям и вознестись в сапфирное дышащее небо - места не хватит и там.
И потому - впереди и позади, забегая вперед и останавливаясь, чтобы согнуться от смеха пополам. Сияющие в отраженном свете оскалы, глаза, отражающие неон... И полное небо зависшей воды над головой.

А ты помнишь? Помнишь черное в грозу море? Злое, рвущееся прочь из берегов, словно узник, почуявший свободу. Помнишь, как бушует оно, изрыгая сотрясающий нутро рокот? Безумное небо, сошедшее с ума небо - такое же черное, прочерченное сплошь молниями. Ветер, несущий холодный дождь и теплую еще соль, смешивающий их в воздухе. Забитые водой кострища, блестящие черные скалы. И - тишина. Тишина внутри, которую не разомкнуть ни одной стихией. Почти схожая с опустошением, наполненная рвением - тишина мертвеца. Хочется взять горсть мокрого песка и пересыпать его из ладони в ладонь, пока он не станет сухим. Пока не станет землей и костью. Пока молния не найдет тебя на побережье. Пока следящие и ничерта не понимающие глаза не ослепнут.
"Помню, конечно помню".

Почему я ловлю твои отголоски и вижу их во всем? Почему они разрывают мою грудь?
"Почему я ловлю твои отголоски и вижу их во всем? Почему я вижу твою память?"
Небо над Гадрахоллом всегда пронзительно-синее. Море у подножья всегда дышит ветром. И мы зависаем пред ним - глаза в глаза. Не в силах вымолвить и слова. Нам так много надо сказать друг другу, но совершенно нечего рассказать.

@темы: Рания, sceal'ta, Undead

22:12 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
просто немношк гы

" - Потому что целитель-целитель, а смертоносен как шаровая молния. Человек - очень сложная машина, и местами хрупкая. Радостно выросшая лишняя перегородка в трахее скосит кого угодно в течение пары минут."

@темы: как Карамелька смолвил

01:14 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Нашла себе новое развлечение. Медитировать на Ранию. Подгадать момент, когда она не шевелится, опять изображая гаргулью, и прийти пялиться. Умиротворяет.
Главное - успеть съебаться, когда шевелиться начинает.

@темы: Рания

00:20 

(с)

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Не думай ни о чем,
Когда мы будем там.
Дай руку, а потом
Ты все поймешь сам.
Отпустим тормоза,
Вдохни в последний раз...
Ты видишь их глаза?
Эта война
В каждом из нас.

22:02 

(с)

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
когда в постель приносят кофе
возьми его и молча пей
не нужно спрашывать а кто вы
и что вы делаете здесь

02:56 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
23:09 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Мне надо писать про Рэд, писать про Санд и дорисовывать Ранию, а я вместо этого подслушиваю оживленные разговоры двух пидоров в зале.
Щас покурю, успокоюсь и больше никогда.

@темы: Dorian, Undead

04:23 

Карамельки пост. Cause I Can.

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.


Иной смотрит на море бесцветным, поблекшим взглядом, и то, видя его из окна, проезжая мимо. Как смотрит и на все остальное. Для него море - не средство и уж точно не божество, а всего лишь объемная вода. Ничем не отличается для него от воды в стакане. Иногда он, сидя плечом а плечу с тем, первым, у самой кромки, может сказать "Эх, хорошо...", но и это будет отчасти ложью. Такой возвращается к морю всего один раз - в дикую грозу, в черное небо, в буйство молний, в небесный шквал, и бродит по берегу, потеряв где-то половину одежды, не различая воды в берегах и воды, льющейся с неба. Такой не боится умирать.

@темы: Undead

23:16 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Подернутые чернотой ярости глаза неотрывно смотрят в рассвет. Исполинская, недвижимая, она дождалась рассвета. И это пугало кого-то. Кто-то ночь напролет выглядывал с высоких башен Гадрахолла, вниз. Кто-то ночь напролет ждал - а что будет? Кто-то надеялся, что она уйдет, кто-то опасался, того, что она сотворит. Кому-то было мучительно интересно и мелко трясло, всю ночь напролет. Но она так и не шелохнулась. Сложив руки на груди, гордо выпрямив спину и внимательно прищурив глаза, она дождалась рассвета. И неотрывно смотрела в него.
С первым солнечным лучом пронзительный ветер затих и больше не трепал черную ткань и звенящие цепи.
Незримый луч, пронзающий весь мир осью, словно отразился в ее глазах, на миг, когда полыхнуло солнце. И эти глаза будто на миг прозрели. На миг утеряли свое напряженное оцепенение.
Кто-то облегченно вздохнул оттого, что она так и не сошла с места. Кто-то - оттого что ночь была тихой. И, пряча поглубже шальную мысль о "страже, словно изваянном в камне".
Обретшие цвет на рассвете глаза медленно моргнули.
"Они пронзают всё, весь мир. И твой мир тоже. Бесконечные сияющие нити. А луч, дробящий твое нутро - отражение луча, что пронзает сейчас меня. Мы связаны им неразрывно, поражденным мной и сокрушающим тебя. Ты слышишь, чуешь, как нити оплетают твоих возлюбленных деток, мерзких возлюбленных детей твоих. Я знаю, чуешь. Чуешь, как они просыпаются. Вскоре они начнут побег, а ты молчишь. Почему земля еще не разверзлась подо мной? Почему наши деревья дышат ветром? Почему мерно вздымается и опадает море, и бьются тысячи сердец за моей спиной? Где твое пламя, твой туман и твой лед? Я жду тебя. Видишь, жду тебя всю ночь напролет. Почему же ты молчишь? Я открыла тебе все пути. Луч пронзает всех одинаково. Ось едина. И, если ты не пошевелишься, она намотает тебя на себя и истребит.
Я не поверну назад и не отвернусь. Когда-нибудь тебя назовут мученицей и будут пытаться воскресить, а нас - нарекут разрушающим злом. Но дело ведь не в этом. Будет ли кому судить победителей?
Что еще ты можешь противопоставить мне? Я - жду. Приходи, и я встречу тебя".
Подернутые чернотой ярости глаза неотрывно смотрят в рассвет. Исполинская, недвижимая, она дождалась рассвета. И это пугает кого-то.

@темы: sceal'ta, Рания

10:41 

(с)

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
- Интересно, а во что верят сами духи?
- Во что захотят. Японские мифы рассказывают о лисе-демонице, принявшей христианство, в Коране упоминаются джинны мусульмане. Они свободны выбирать любую веру.
- Уже представил. Вызывает парень демона, приказывает сделать что-то. А из тьмы комнаты раздаётся ужасающий голос с чисто одесским акцентом: "Ой вы таки посмотрите на него, приказывает он, сегодня вообще-то шаббат."
- Ага. Или просыпаешься ночью от незримого присутствия потусторонней сущности. А в голове вместо мыслей о суициде звучит фраза: "Жалкий смертный! Не хотел бы ты поговорить о Боге?"..

05:19 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
04:56 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Это слишком умилительно, черт возьми ^____^



"Давешних кошек, собранных в демона-кота, Камориль той же ночью отпустил обратно. Добравшись до своих могил, животные зарылись туда и снова упокоились с миром.
Пуская дымные колечки и прогуливаясь по разоренной детской площадке, Камориль заметил небольшую оплошность работы. Возле перевернутой набок горки, прямо на виду у всех лежал небольшой черепок котенка. А может, это дети вырыли, кто их знает. Камориль наклонился к нему и пошевелил пальцем. Зверек умер недавно... точнее, не слишком давно.
- Бедная киса, - прошептал некромант, - быть отделенной от тела... а ну-ка, давай поищем твое туловище.
Он снова коснулся пальцем черепка, и в том засветились меленькие призрачные глазки. Камориль взял череп в ладонь и стал поглаживать малыша двумя пальцами:
- Ну давай, давай поищем, где тут остальные твои косточки... да, да, котенок, людские дети - уроды... Что? Это они тебя?.. Мда. Значит, ты маленький демон-кот, которому не хватает силенок для полноценной мести. Потому что ты маленький-маленький-маленький. Но, поверь мне, иногда маленьким быть куда полезнее, чем большим. Ну, был бы ты большой, съел бы тех детей, а потом что? Исчезать совсем? В морок-то ты не вернешься... А так ты даже более-менее живой, скажи "спасибо" этим жестоким тварям, можешь гулять тут... Вот найдем твое тело, и ты сможешь тут поиграть."

@темы: как Карамелька смолвил

The second after Mortis

главная