Записи с темой: annam (список заголовков)
22:40 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Что это?
Что-то белое в воздухе.
Снег? Ветер?
Свет?
Отсвет?
Черный исполин, единственная константа.
Плохо различаю лицо сквозь это белое в воздухе.
Похож на хищного змея, изготовившегося перед атакой. Как-то странно изогнулся. Он всегда так делает.
Как будто небо не вмещает его.
- Что это?
- Это резервация Рейн. Здесь есть ядро, но его.. нет.
- Мне надо его искать?
- Нет. Нет... тебе уже ничего не надо делать.
Взгляд змеиный, немигающий. Вперед и выше, туда, где что-то подобное остроконечному дворцу.
Что делает он, просто, не мигая, стоя на месте?
Сколь многое он делает?
Он объясняет что-то об этом месте и о Рейн, я понимаю, но тут же забываю. В воздухе - белая пыль, белый свет, ветер, два ветра - борющихся, гроза, темень, рваное небо.
За спиной - Темные.
Не пришедшие сюда, не оформившиеся, но готовые. Тени, фантомы.
Как псы ждут команды.
Как дети укрываемы.
Пытаюсь прочесть в лице хоть что-то кроме тотального убивающего спокойствия.
Небо рвется в клочья.

Смотри.
Видишь, сколько здесь мрази? Вон мразь, и вон мразь, и вон. Видишь? Умеешь видеть?
Смотри.
Видишь, как я прохожу сквозь них, как нож сквозь масло.
Смотри. Не отвлекайся.
Опять тут как тут, совсем рядом с тобой.
Смотри.
Никто не замечает до поры до времени. Никто не придает значения. Они не придавали.
Смотри.
А я вот он. Я вижу.
Смотри.

Ладони ударяются о жесткий снег. Утопают в нем. Хочется вытащить руки прочь, встать. Вообще понять, почему упала. Здесь, под деревьями, снег глубже, а я просто не глядя летела. Куда нахрен?
Снег обрывается вниз.
Обрыв.
Тонкая, занесенная напрочь тропка. Слева - обрыв, справа - забор. Прямо впереди - он.
Черный исполин, насмехающийся на снегом.
- Вы что тут устроили?
- Это не мы.
Смеется.
- Смешно тебе, да? Я туда не пойду.
Рано возмущаюсь. Слежу за его взглядом и смотрю влево. Да это же наш обрыв. Тот самый.
- А ты боялась, да?
Лучезарная тьма и поразительно пылающий снег.

- Ты мне что-то скажешь?
- Я давно пытаюсь, да ты не слышишь.
- Ну так ты попроще, не забывай переводить.
- Ах, да, точно... Ветер дует везде.
- Это я уже слышала.
- А это и самое главное.

@темы: Dorian, Hideaway, Annam

19:23 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
никак не могу дочитать про блядские струны.
как на них сыграть, если я не могу дочитать?
только подставиться другому, чтоб легонько задел пальчиком.
криво, неумело, а я - такой же кривой и неумелый вулкан.
для этого никогда много не надо было.

мы охуели, когда узнали, что у них так же со струнами.
ебаными струнами.
о которых я не могу дочитать.

и ведь каждый играет на разных.
каждый разную пальчиком задевает.
видать, ту, до которой дотянуться проще.
отсвечивает в той грани Души, которая у самого аналогичная.

а блядские струны может ни в чем и не виноваты.

только вот ни дочитать, ни дописать. ебаный тупик.
и по нему течет лава.
хуярит от легкого прикосновения.
так происходит не только у нас.

и это нихера не успокаивает.

@темы: sceal'ta, Undead, Annam

01:03 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
- ...и мы поднимаем глаза к небу, и ищем там бога. хоть какого-нибудь бога. только не понимаем, что боги ходят среди нас
- некоторые понимают

и мы стекаем в землю, пока поднимаем глаза к небу. оседаем в нее тонкими струями плоти. тая, начиная прямо с лица. или это дождь стекает по нам?

и ветер кажется сухим, как в пустыне. есть ли дождь?

дождь идет часто. то пропадет на день-два, то зарядит как из ведра - и не видать за ним ни зги. это резервация такая или боги такие?

божественная улыбка - оскал исподлобья. божественный дождь - как тихий говор.
вот они, боги.
как минимум два.
притворяющиеся не-богами.
может быть, ими и не являющиеся.
наверно поэтому нам трудно признать их ими.
вот они, боги - все равно боги для нас. если замереть, если приглядеться. если повнимательнее вдохнуть воздух, что вокруг них.
такие же, с плотью.

а они так же стекают в землю под дождем?


боги ходят по земле, сидят в креслах, носят одежду, богов можно потрогать.
с богами можно поговорить.
словами, непонятными нам.
чем ближе к ним - тем не понятнее их мотивы.
когда они приходят к нам - они несут нам именно то, что предназначено для нас. свои слова в нашей обработке. свои действия, выраженные в нашем символизме. свои мотивы, выставленные за наши.
но, когда мы приходим к ним - мы видим все. все, что они делают, думают. говорят.

и тогда мы понимаем, что это - боги.

и, хоть тысячу раз вымокли в дожде, и размокшая земля пролезла всюду в нас - мы остаемся.
внимать непонятным, непонятым богам.
твердить себе, что мы-то можем их понять.
уж мы-то.

а они говорят нам, что мы - они.
и проявляют столько терпения, что мы понимаем.
мы понимаем.

о богах.

@темы: Annam, Dorian, Hell, Hideaway

02:56 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
- ...А Дориан вообще всех любит. Все, что шевелится. А что не шевелится - он шевелит и любит. (с)

Сукаебанаврот /_\ :D пора заводить тег "потеряхи" :D
Пока они еще живы

@темы: Annam, Dorian

12:21 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
#разговорчики

- Дориан, там юзернейм про меня чет сказал не то!
- Блять, кто?! Как же ты теперь жить будешь с этим?!
- ><
- Мне поднимать войско? Я могу. Надо?

- Лучше бы ты трахнула Хэлла, чем вот это всё. У Хэлла красивее получается ныть. Потому что профессионал. Виктимность, отточенная эпохами! Он много тренировался. Пробовал разные способы. Он отточил это до некой степени совершенства... Я пересмотрю свое отношение к Хэллу. Я уже сам готов его трахнуть.

- Дориан, ты ж злой был.
- Злой Дориан или нет - не повод игнорировать, когда тут такое.

- С ними приятнее общаться, если не слушать, что они говорят.
- Я с советом Гадрахолла так же разговариваю.

- Да, я буду комментировать весь день. И я буду не только комментировать.

А еще он признал это, наконец. Признал и признался. Как он это делает и что он делает. И показал. Медленно, очень медленно, так, чтоб я запомнила.

@темы: Dorian, Annam

05:04 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
они достали.
серьезно, эти разумные достали.
я пытаюсь смотреть на них как на узор на обоях, потому что так смотрит на них Рания.
но они достали.

оказаться в их резервации - это оказаться полностью в их власти. с ними сохраняешь рассудок - и это уже достижение, но - ни входов, ни выходов. все закрыто. и ты просто ходишь там, бьешься в стены - и все.
они не трогают. меня или вообще, я не знаю. они просто есть, повсюду. и оттуда просто невозможно выйти.

первое - пропадает любой коннект. оттуда нет нитей ни к Идалир, ни к кому-либо еще. кажется, нет нитей даже к Эстер. самому не выйти, и подать сигнал, чтоб вытащили, тоже не выходит.
видимо, от них вытаскивают, если только вспоминают что я существую, и если я зачем-то понадобилась.

сначала был пригород. частные домишки. все, кто живет там - поехали крышей.
своих мертвых они не хоронят, а изображают в виде маленьких картинок или фото, и эти изображения вешают на деревья и дома. весь городок увешан ими - умершими. где-то по одному, где-то кучками. умерших больше, чем жителей городка.
а сами трупы они просто выкидывают в канавы, гнить.
это что, та самая зависть Эстер? ее маниакальная тоска по кому-то, похожему на нас? или это отголоски нашей тоски, украденной ею?
иногда они переносят эти изображения с место на место. зачем - я так и не поняла. у них это целый ритуал - со словами и процессией.
при мне одна такая придурошная переносила портрет какого-то своего предка. процессия состояла всего-то из пары ее друзей. она все никак не могла правильно завершить ритуал - что-то ей мешало. она просила помощи у меня, но я только наблюдала, думая, как бы найти способ оттуда свинтить.

они никогда не трогают. не трогали и тогда, в тот раз, когда пытались выдать меня замуж (огоспаде). они не нападают, не наседают.
нападаю я.
меня бесят они целиком и полностью, их рожи и их города.
в этот раз я решила не стоять на месте, а прогрызать выход, раз его нет.

то здание, в которое я пробралась, вообще-то было охраняемым. но тут почему-то сработала логика как в городе у ББ - идти туда, где больше всего охраны, выход полюбому там. какой-нибудь потайной.
но, тут выхода не было.
не знаю сколько там этажей, может столько же дохуя, сколько у ББшки в офисе.
то ли завод, то ли испытательная лаборатория, то ли все это смешано с чем-то административным... или даже жилым... менялись этажи - менялся антураж.
не менялось одно: эти - повсюду.
почему-то я считала нужным от них прятаться. обходить их, если они идут по коридору. но, кажется, они все равно меня видели. честно, пряталась я очень херово. но, не трогали.
как будто так и надо.
как будто я все равно не выберусь.

и все равно я дико боялась, что окликнут. что обратят внимание. они могли меня... поменять. это чувствовалось.
из двери в дверь, из коридора в коридор, а потом, в одном из помещений, дверь в которое я по дурости толкнула, оказались они. до того помещения были, в основном, пустые.
а тут их было, вроде бы, двое. сделали они вид, что не заметили меня, или на самом деле не заметили... на этом моменте я уже резко качнула свой скилл прятания. со страху.

я слышала, о чем они говорят.
мужчина и молодая девушка.
они говорили о том, что ищут меня. и что хорошо бы меня найти.
все таки не замечали? неужели настолько тупые?
а мне стало еще страшнее - значит, пока что мне везло. а может не повезти. надо было торопиться.

я открывала не все двери. даже не помню, по какому принципу я их выбирала. наверно, по принципу "когда уже припекло от ужаса в коридоре - открывай".
и вот, в одну из дверей я попала очень неудачно.

за ней был выход. казалось бы. это был выход наружу, под открытое небо. но - это был обрыв. малый пятачок земли, под которым - бездна. в высоте - желтое полуденное небо. а внизу - снизу что-то лезло ко мне. возможно, какие-то извращенные животные. по крайней мере, это точно не не были люди или что-то антропоморфное. но и к известным мне животным я не могу это причислить. это было уродство, типичное уродство Эстер. и вот оно-то меня видело. и, кажется, ждало. они начали взбираться вверх по обрыву, кажется, еще до того, как я заметила их.
а за моей спиной накрепко захлопнулась дверь.

меня выдернуло. что-то или кто-то. на миг я оказалась подвешена в полной пустоте. серой, безмолвной. это был всего миг, но - тут было чисто. и за этот миг я успела отправить сигнал. всего одно имя. имя той, что всегда откликается.

"а откликнется ли?", - подумала я, вернувшись на обрыв и наблюдая, как ко мне приближаются... эти. помня, в каком она сейчас состоянии... услышат ли вообще мой сигнал?

не знаю, кто, но его таки услышали. резервация начала прерываться. я то снова оказывалась на обрыве - а они были все ближе, то меня выбрасывало в ту самую пустоту - и в другие виды пустоты. куда-то а чистое место. но не куда-то конкретно. куда-то конкретно меня вытащить, видимо, не могли. но - меня пытались держать.

в один из "выбросов", а точнее, прямо перед ним, предо мной, как во сне, предстала девушка. черноволосая, с очень выраженными чертами лица. одна из разумных. Эстер всегда борщила с мясом и этой выраженностью... девушка взмахнула рукой и - меня выбросило в пустоту в последний раз.
она помогла мне?
Эстер сама помогла мне?
или же, ее вынудили сделать это?
открыть путь?
или, может, у этих тварей есть самосознание?

в любом случае, то, что я видела последним, прежде чем окончательно вырваться отовсюду - это Дориан. он стоял напротив и смотрел куда-то поверх меня. сосредоточенно, молча. почти злобно. мне казалось, что я слышу какие-то громкие отрывистые команды вдалеке. всего миг - и все пропало окончательно.

---

а за день до того приходила Рания.
не знаю, можно ли назвать ее нынешнее состояние "шевелением".
она не похожа на зараженную, но она... странная.
кажется, соображать лучше она так и не стала.
у нее точно такие же непонятки обо всем окружающем, как и у меня.
она не плетет узоры - она смотрит на них. смотрит - и не понимает, откуда они. она понимает, что это узоры Эстер. но не улавливает, что они означают.
ее смущают белые ветви над головой.
она трогает нити, уверенно, зверино, но осторожно. пытается изучить. так, как изучала когда-то нас.
она показала мне, как открываются и закрываются порталы Эстер. вот только я напрочь забыла об этом, когда это понадобилось...

---

от Дориана я получила пизды.
"Ты, видимо, перепутала меня с добрым старшим братом, который погладит по головке", - сказал он, - "Я и не добрый папочка, который терпеливо будет ждать, пока ты сообразишь. Если я чему-то учу тебя - значит, ты должна была освоить это вчера. Если я учу чему-то - это не значит, что хочу видеть твои напуганные глаза и слышать сотни вопросов".

Мы с ним ходили к белым ветвям. Он объяснил, что ядра там нет и что с Ранией все сложно. Он так и не успел договорить - его что-то отвлекло.
Там постоянно что-то происходит. Ему пришлось срочно уйти.

---

Мы слиты с Ранией сильнее, чем когда-либо. Похоже, что сейчас ее части нужны ей сильнее, чем когда-либо.
Она начинает злиться на Эстер. Она не выдерживает.
Я начинаю злиться на Эстер.
У Рании нет траектории, одно только безумие, и, если рванет - то рванет во все стороны.
Единственный, кто сейчас хоть как-то придает облик этому хаосу и сдерживает обеих - это Дориан. Когда нибудь я напишу оду его работающему при любых условиях мозгу.

@темы: Рания, Hideaway, Dorian, Annam

20:44 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Погодное.

Тает снег. Ветер меняет направление -
С пронзающе-ледяного - на влажный и потеплевший.
Вода в воздухе.
Теплая, туманная - она западает в легкие, как дым. Лижет руки, как ветер. Обхватыает шею, как ветер. Ударяет в лоб, как ветер и стекает по нему.

Ветер меняет направление.
Теперь он стоит за спиной Земли.
Он всегда стоит за спиной Земли.
Тогда, когда Земля выходит вперед.
Тогда он перестает быть вездесущим, и становится сдерживающим.
Сдерживающим Земного зверя.
Или пытающимся сдерживать.
Он стоит за спиной. За ее спиной, так же как за моей. Это не специфическое отношение к ее частям - это отношение к ней.
Он стоит за спиной, когда Земной зверь выходит к обрыву.

Обрыв покрыт снегом, белым, мягким, глубоким. Где-то глубоко под снегом сочится Землей камень. А под обрывом - там, далеко внизу - то, что мы видели давно. Дом - и не дом. Тот же снег. Там везде снег. Белый, мягкий, глубокий снег. Там, внизу, он сплошной и плотный. А в воздухе - он летящая белая крошка.
Повсюду.
Позади тоже.

Сюда она бессчетное число лет назад приходила говорить с Эрой.
Сюда она пришла.
Сюда она приходит говорить.

Она - зверь - стоит над обрывом, над самой пропастью, над самым краем - и врастает в сочащиеся ею камни под снегом. Она не падает. Она смотрит вперед невидящими, безумными, страшными, запавшими глазами. Усталыми, чудовищно усталыми. Она устала более, чем кто бы то ни было. И она полна силами более, чем все, что есть. Вокруг и где бы то ни было.
Чем этот снег.
Она не двигается, сросшись с Землей. И она молчит.
Так она говорит.

И ветер стоит за ее спиной.
Сдерживая ее.
Сдерживая ее от прыжка с обрыва, который она совершила бы, гогоча.
Сдерживая ее от того, чтобы обрушить в обрыв пару миров.
Сдерживая ее от слов, которые она высказала бы, смешивая с рыком.
Сдерживая от движения ее рук, которые разорвали бы.
Сдерживая сияние ее глаз, которое взорвало бы снег.
Сдерживая ее от ее самой.

Она не сорвется - потому что боковым зрением видит ветер.
Если она сорвется - он прикроет кровавые ошметки, которые она оставит, проходя, если сдвинется с места. Он сдержит последствия. И тех, кто пойдет по следу.

Они стоят, приминая ногами снег. Там, где стоит она - остаются два единственных следа - у самой кромки.
Там, где он - вереница следов - он ходит из стороны в сторону за ее спиной порой, не выпуская из виду ни одно ее возможное движение.

Я прихожу, когда они ушли.
Она выбрасывает меня наружу - или что-то иное делает это. Ее тут уже нет.
Нет Земли, нет ветра.
Но есть нить - их нить.
Я держусь за нее,я привязана у ней, я обмотана ей, я постоянно на том конце.
Я бегу бегом - к самому краю. В полушаге от их следов просто ныряю в чертов снег, падаю в него, падаю на колени, прикасаясь к их следам, вспарывая их следами своих ладоней.
Комкаю снег, и, кажется, если бы могла разрыть землю - вгрызлась бы в нее зубами.
Я не смотрю за обрыв.
Мне тут нечего сказать.
Мне тут нечего добавить.
Нить обматывается вокруг меня новыми витками.
Мои следы смешиваются с их.

А за моей спиной стоит, неразличимый в снежных белых хлопьях, Воздух.
Сдерживающий.
Пытающийся сдерживать.
Почему они все думают, что могут это?

С того конца нити на меня смотрит жгучее изумрудное Земное сияние.

@темы: Рания, Hideaway, Hell, Dorian, Annam

03:10 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
она даже если ебнется, потом встанет и сделает такой разворот, что снесет всё, что успело ее окружить.
страшный разворот.
он каждый раз страшный.
иногда она превращается в что-то природное. в недра земли. которые запускают рост травы, землетрясения и извержения.
которые меняют времена года, направления ветра, траектории планет.
как та спираль. скручивается внутрь себя, чтобы потом...
и, как невозможно скорректировать разворот фуры или морского лайнера...

меня должен бы одолеть страх. давно должен бы. но он не одолевает.
уже не угадаешь, что срабатывает - та штука для самоисцеления от проклятья, или сама Эстер....

а она залегла в земле.
как семя, что хоронится зимой. в снегах. в толще. чтобы взойти.
как бомба. что хоронится в толще, чтобы среагировать на растяжку.
как змея. что коротает дни свои без еды и движения, выжидая.
как спящий вулкан - холодный, безмолвный. до поры.

хотела бы я хоть примерно узнать, как они сейчас общаются. все они, трое.
или даже четверо.
как общаются недра и ветер. если они даже не пересекаются.
как общаются они и Эстер.
как...

как?
что мне сделать, чтобы стать чуть более смелой и чуть менее безрассудной?
чтобы видеть направление там, где направление - во все стороны.

как мне настоять на том, что я не нужна больше здесь.

@темы: Annam, Рания

02:38 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
иногда это, наверное, выглядит как припадок. нелогичный, дурацкий. разрушающий.
иногда я не знаю, чего хочу и чего не хочу.
иногда я, наверное, позволяю себе слишком много.
иногда мне, наверное, следует осечься.

и иногда я осекаюсь.
пытаюсь.
первые секунды всегда есть попытки.
- ты же понимаешь, что я тебя охуярю, я ж по привычке, по инерции, я ж тебя убью, уничтожу, испепелю к херам. ты же знаешь, я могу
- не можешь
- ладно. я не могу. ОНА может. вот че тогда делать будешь?
все понимает. но с линии не сходит. так же как и я.
это всегда словесная перепалка, парочка защит, которые уже никого давно не останавливают, парочка залпов вникуда, как будто неглядя, но - намеренно вникуда.

- я тебе потерях поубиваю. понял. всех. вот буду искать и того. чем тебе это будет грозить, а? что будешь делать?
- не поубиваешь.
даже усмехается. тихо так, грустно, поганенько. ну, тут на самом деле есть о чем. тут бы и Дориан поржал.

а вот мне уже ваще не смешно.
беру вещи - кладу вещи. начинаю идти - прекращаю идти. встаю - сажусь. сажусь - встаю. открываю воду - закрываю воду. стучу дверями - и снова их открываю. казалось, что расческа была здесь. ах, вот же она. пытаюсь причесать волосы и забываю, как двигать рукой. пытаюсь одеться, но так и застываю не одетой.

в окружении ликов - как в в тюрьме, как на сцене, как в клетке, как перед Богами.
укоризненнее всего смотрю на Ранию. на Дориана смотреть нефиг - он ни в чем не виноват. даже ты ни в чем не виноват, вот ни в чем. да и она тоже. но - как играючи она все это делает... как разменивает себя, и бросает в самое пекло, и как ныряет в бездны, как то ли отважна, то ли безнадежно глупа... как смела в этом всем. как делает вид, что что-то знает. как делает вид, что знает, что будет. как делает вид, что знает, чего хочет. как делает вид последнего раза.
как тянет за собой.
из меня хлещет кровь, а она так и тащит, держа за рваные сосуды.
за собой.
куда бы она ни пошла.
зачем бы она ни пошла.

я пойду за ней - куда бы она ни пошла, зачем бы она ни пошла. добровольно. или нет. я это уже говорила.

но я смотрю на нее. укоризненно. потому что только мы с ней понимаем, почему я так смотрю.

как она останется без нас, без нас снаружи, без нас отдельно? как останется с нами внутри, когда не на кого будет смотреть - лишь на себя? как останется наедине с нами - наедине с собой? как найдет хоть частичку покоя в аду, который оплелся вокруг нее уже слишком основательно?
в аду, который украшает цветами. которому возносит...


а ты - ты пешка. в этом Дориан был прав. ты уже давно ничего не решаешь. ты в том же аду, только ты в нем движешься за ней, как и мы.
есть она - и есть ты.
ты положил все на то, чтобы было так.
не думаю, что ты хоть раз задумывался о решении. оно для тебя всегда было само собой разумеющимся.
ты идиот.
идиот.
у нас, в отличии от тебя, есть шанс быть с ней.
а у тебя давно нет ничего. и тебя самого давно нет.
нет ничего, кроме твоей любви к ней.

и в этом мы с тобой похожи.
и мы смотрим друг на друга с жалостью. потому что только мы с тобой понимаем, почему мы так смотрим.
я знаю, почему ты не выбрал освободиться от нее.
я бы тоже не выбрала.
я тоже не выбрала.

@темы: Annam, Hell, Рания

06:25 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
когда я смотрю на тебя, я забываю как сдаваться. сука блять.

@темы: Рания, Annam

03:10 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
:heart::heart::heart::heart::heart:


@темы: Annam, Dorian, Hideaway

06:46 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Just breathe and look into my eye
Don’t fear what you see
Demon or angel you’re with us
Good or evil
No man of dust

Just play against the rules of fate and win
The golden throne
Who says you have to burn yourself
To be a servant in this shit hell

Let me in
I say let me in
You just let me in
I am here again

No cage, No prison in this life
Don’t fall, don't fall into the trap
No man can penetrate my soul
My spirit’s dancing in this hellhole


Проблемы? Нет проблем.
Боишься призраков? Нет призраков.
Не можешь совладать с божеством? Что ж. В грязь божество.

Я не знаю, как он это делает.
Я не знаю, что он такое.
Я просто вижу, куда надо идти. Путь открывается нараспашку - иди, лети, врывайся.

Тут я уже была. Резервация огромная, за раз не обойдешь. И я не в том месте, где была тогда. Но, все то же самое - земля, дороги, пыль... призраки. Черт знает чьи и откуда. Белые, туманные, классические такие, но больно уж разумные и организованные. Половина резервации - их территория. Они доебали меня тогда, а сейчас я вернулась.
Не стоять же столбом, раз вернулась. Взрыв и защита, которая хуже взрыва.
Теперь вокруг меня чистое место. Ни призраков, ни мест с призраками, ни...
Но им интересно. Оставшимся. Они не агрессивны, но окружают. И они бесят. А тогда - пугали. И где-то рядом маячит Существо. Не вижу, но чую.
А за спиной уже материализовался Дориан. Он пришел на расчищенное место, в чистое место, в пустое место - как бы делая вид, что до того не мог. Отвешивая мне такой саркастичный жест признательности. Играя в игру о том, что кто-то "многому научился" и теперь ему самому вообще можно не шевелииься. И он ржет - надо мной же. Беззлобно.
Поддержать его шутеечку мне уже некогда - я уже вцепилась, впилась, у меня обнимашки и почти ор до небес.
- А хочешь покажу, где у них главный?, - интересуется он, не обращая ровно никакого внимания на подползающих отовсюду.
- Зачем?, - спрашиваю я и немного ссу, еще главного мне не хватало.
- Ну, они же тебя достали.
- Эээ... ну...
- Ну а вот если расформировать главного - исчезнут все.
Главный чем-то похож на самого Дориана. Но Дориан подходит, что-то ненапряжно вещает о строении и сущности этих ребят, не замечая поползновений главного к его руке, а потом эта рука делает легкое касание. И - воцаряется тишина.
Нет больше призраков.

Существо проявляется. Видит меня. За мной и пришло. За мной оно и ходит. Дориана вроде бы и не замечает - тот ему слишком органичен. А вот я как маяк.
- Убери это нахуй!, - ору я, пячусь и снова почти возвращаюсь в свой панический ад. Если оно пришло - уже не отстанет. А Рании, которая может его вышибить - нет. А Дориану наверняка как всегда пофиг. Мне пизда.
- Убериии!
Дориан довольно наблюдает и бездействует, хотя, между мной и Существом встал.
- Хотя стой!, - мгновенно передумываю я, осмелев, - Пусть говорит! Я знаю, что оно не говорит, но пусть говорит! Пусть скажет скажет хотя бы имя свое, пусть покажет, имя-то у него точно есть! И все таки нет, убери к хуям!!!, - спохватываюсь я, когда Существо, все так же не обращая никакого внимания на Дориана, движется прямиком ко мне.
Это уже натуральная паника. Щас эта пиявка снова присосется и мне точно пизда.
А потом Существо останавливается под легким касанием, которое Дориан делает даже лениво. А потом падает на колени.
- Боги существуют, - тихо и задумчиво говорит Дориан, медленно обходя Существо, присматриваясь, вглядываясь, - А еще существуют мелкие боги. Слабые.
Теперь он уже держит Существо за челюсть, а то покорно задирает голову вверх, пустыми глазами глядя в небо. Вот так, просто.
- ... Можно сказать, новорожденные боги. Они не стоят внимания.
Дориан как будто замечает что-то интересное в волосах Существа, с которых спал капюшон, и что-то там совершенно бесцеремонно перебирает пальцами.
- Я же говорил тебе, что это дерьмо не стоит и твоего внимания в том числе.
Сушество не двигается и даже не пытается.
Я пытаюсь сделать глаза менее круглыми, но веки не работают.
Вот так, просто. У вас тут бог? На колени. Подчиняться. Сосать.

Оно отстало. На время. Потом снова явилось, но уже держалось на почтительном расстоянии.
- Дориан. Оно пялится, - не выдерживала я.
- Пусть пялится. В этом его предназначение, - угарал Дориан, - Кстати, тут недалеко есть прекрасное море.

Он продолжает постоянно называть меня тем именем, от звучания которого из его уст я подпрыгиваю.

- Я отказываюсь тебя отпускать, ты в курсе?, - спрашивала я, намекая на то что было б хорошо чтобы он и дальше отгонял от меня Это.
Он в ответ смеялся и говорил что-то про то, что позвала бы раньше - все было бы проще.
А море было красивым, хотя я его ничерта и не помню, потому что безотрывно пялилась на Дориана, но, подозреваю, оно было красивым.

Это была чертова Свобода. И это был чертов Ветер. Ветер, который ставит на колени Земных. Ветер, который всесилен не потому что он ветер, а потому что он Дориан.

У нас есть только одна глобальная проблема. Но ее он решает так изящно и хитровыебанно, как не смог бы никто - никому бы не хватило мозгов и выдержки.

@темы: Hideaway, Dorian, Annam

07:02 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
ночной воздух, пропитанный нездешним холодом. этот холод идет откуда-то издалека, под ним становится видно пространство за пределами окна и стены. кажется, что там, за ними - этому пространству нет конца. нет начала. оно врезается в меня, но, откуда оно идет - я не увижу, слишком далеко.
холод хрустит на зубах, будто песок.
кажется, если смотреть в него, с каждой секундой будет все страшнее.
поэтому от него отворачиваются сразу.
улавливая лишь его миг, лишь его секундное касание.
он тих, этот холод, он сама тишина, но на обратной стороне его - там, откуда он идет - скрывается шум и вопль.
старые, древние, из чужой памяти. такие, которые здесь, на этом конце, вынести невозможно. невозможно понять, невозможно услышать. они преломляются пространством, временем, миром, обращаясь в... холод. и огни в ночи. одинокие, тихие, желтые огни в кромешной темноте.
где-то шумит море и кажется - а может холод идет с моря? прямиком из его темных ночных глубин.
и все же нет. на зубах слишком много песка. в этом холоде слишком много земли.
и в ответ на этот дальний, слишком дальний шум хочется заорать самой.

@темы: Рания, Annam

04:20 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Две очевидно тупых идеи. Сто очевидно тупых идей.

Если выживешь, то отлично (с)

Ой всё


@темы: Annam, Hideaway

03:02 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Наши разговоры в последнее время похожи на разговоры двух припадочных. У меня - то коннект, то отконнект, я не помню событий, не могу уловить их хронологию, ответы и слова долетают обрывками или позже - даже мои слова. Я даже не помню, что говорю.

- И как вот с тобой? Я-то думала, все дело в Рании. А ТЕБЯ-то как выносить?
- Да-да, Рания тоже думает, что дело в ней.

Но это у меня. У него - снова аллергия на людей. И вообще на все чужерожное. На стены и воздух. И потерях.
Если у Рании эта аллергия проста и понятна, привычна, и она может просто поорать, ухуяриться ингридиентами, поныть ББшке и все пройдет, то вот аллергия у Дориана - редко, дико и без показательных казней не обходится.

Рэд смотрит на него с восхищением, открытым ртом и фразой "а чо, так можно было?".

Он очень терпелив к потеряхам. Даже к своим. До тех пор, пока его не доебут окончательно. А "доебать Дориана" - это всеобщий квест.
И они таки доебали. Уж не знаю чем. Сделаем вид, что я не знаю.
Тут и становится понятно, почему я не выхватила пизды за свое обжиралово.
Чем меньше.
Тем лучше.

А вот "чем концентрированнее" - это еще как посмотреть. Что для меня "ААААА ПИЗДЕЦ", то для него жалкая пародия, позор и грязь, и вообще_не_упоминать_при_нем.

С поля и от дома он всех разогнал. И все таки пизды я пару раз выхватила, показательно, кстати.
А потом меня куда-то унесло.
Куда - я не ебу.

Он показывает мне реки. И показывает, как может придушить меня пятнадцатью разными способами. Он повернут на этих реках. Может, ему не дает покоя Инуа. Ващет нихуя не "может".

Не знаю, что ему такого тогда сказала Муния, что у него так эпически бомбит.
На самом деле это страшно.
Если бомбит у Рании - ты просто готовишься к смерти и все. А тут к ней невозможно подготовиться - не угадаешь, насколько изощренной она будет.

Впрочем, если он сократит поголовье раз эдак в 5, я буду только рада.
Почему я так уверена, что не "сократит" меня? Потому что со мной он продолжает говорить. Дерганно, припадочно, но продолжает. Отмахивается, плюется, но продолжает.

А Рания занята. Все еще чинит собственный мозг.
На этот раз ебанутого некому остановить.

@темы: Hideaway, Dorian, Annam

00:44 

(с)

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
Не важно, где ты родилась, в каком краю,
Я всякий раз тебя из тысяч узнаю,
И всякий раз я убеждаюсь лишь в одном -
В тебе мой мир, в тебе мой дом.

Ночной туман - его приемы так стары -
Седой шаман, соединяющий миры,
Но я так рад, что этот холод, древний страх
Держал тебя в моих руках...

И у огня, чья сила старше всех Богов,
Тот, прежний Я глядел из глубины веков,
А там, в ветвях, найдя на время прежний кров,
Мелькали тени двух орлов.

Даже если от нас только пыль и останется -
Мелодия эхом продлится в веках,
И тебе пропоет ее, Вечная Странница,
Теплый ветер, играя в твоих волосах.

@темы: Annam, Dorian

10:00 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
люди передо мной меняются, как картинки. или это не люди. кто-то. один, второй, десятый... они подходят и уходят, и подходят новые. я не успеваю их запомнить. я никого не могу запомнить. я смотрю не на них, не в их лица, не на их одежду. я смотрю куда-то вглубь себя, смотрю на вход в бездну, во что-то огромное. кажется, оно неимоверно громадное... такое, что если пытаться окинуть взглядом - сойдешь с ума. и там, внутри этой бездны, я вижу их. тех, кто стоит передо мной. я вижу - не лица и не одежду. я вижу их суть.
вижу события, которые никак не вяжутся с человеком, что стоит передо мной, с окружением - с этим лесом и домом за спиной. ни с чем. и это их события. они с ними были. они происходят с ними прямо сейчас.
я ничего не рассказываю и не пересказываю. по первому времени пыталась. говорить, вслух, словами. потом поняла, что этого и не требуется.
человек, или кто это, падает на землю у моих ног. он падает и кричит, некоторые удерживаются на ногах и кричат.
сначала меня пугает это.
потом - я просто жду, когда они придут в себя, не шевелясь, не опуская и не отводя взгляда - просто смотрю перед собой и жду, когда уйдет этот и подойдет следующий.
некоторые проклинают меня. орут, что им больно. что они умирают. чтобы я прекратила.
некоторые просто орут что-то нечленораздельное.
некоторые плачут, но стараются делать это неслышно.
они меняются. ни один не остается неизменным. отходят от меня они уже... другими. более... дерзкими и как будто что-то теперь знающими. их глаза меняют цвет и теперь они широко распахнуты - пока еще от шока.
по началу я не совсем понимала, что происходит, что я делаю.
а он, Дориан, стоит прямо за моей спиной. незримый для них, наверное. или, может, они начинают видеть его после того как получают память...
- вот, вот так, - говорит он, - вот так это и делается.
он говорит тихо-тихо, чтобы не сбивать образы, что я вижу. не сбивать мое плавание в бездне. почти шепчет.
- именно так, понимаешь?

я не знаю, как. наверное, достаточно просто посмотреть внимательнее - и оно начинается. тот, кто пробужден сильнее, запускает цепную реакцию. наверное, это правда так просто.
и все таки я понимаю не сразу. понимаю, только когда все уже кончается. до этого - онемение, бездна. небольшой кусок сознания, который остается у дома в лесу, потрачен на то, чтобы стоять вертикально.

и это - несерьезно. это мелко. да, у некоторых изо ртов хлестала кровь. да, некоторые не могли унять конвульсии. но я помню, как разрывает от памяти - вплоть до летального исхода. а это - мелко. я даю им лишь малую часть, крупицу, песчинку.

но я это делаю. не зная, как. если бы не тихий и спокойный голос Дориана над ухом - я бы наверное сбежала в ужасе.

сначала это показалось мне обычной левой резервацией, этот дом и этот лес, и даже эти люди, которые не хотят признаваться, кто они, потому что не помнят.
а сейчас я понимаю еще более пугающую вещь - пробуждают всех. всех! не только Первых и Королев.
и даже более.
мы сами пробуждаем друг друга. нас учат.

она уебется заражать всех снова.
она просто не сможет.
даже с разумными.
не сможет взять то, чего она так хочет. и это началось даже не с прихода Идалир. они начали раньше. они начали с нас.
это мелкое, несерьезное, но планомерное начало конца.

@темы: Hideaway, Dorian, Annam

07:14 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
- что-то ты сюда зачастила. почему?
- у меня тут живет ностальгия.
- почему именно здесь?, - усмехается, - и по кому?
усмехаюсь сама и склоняю голову на бок, как когда-то он. мол, и так понятно.

кресло он поставил и сюда. прямо в центр поляны. в самый, зараза, центр. вот же выпендрежник...

поляна изменилась. теперь это воссозданная резервация. небо не такое голубое, свет не такой золотой. больше серого и ощущение такое, будто только-то прошел дождь. прохладнее. мне так даже больше нравится.

кресло он в итоге уступил мне. взял и посадил меня на него, как на трон. а сам сел напротив, прямо на землю - и смотрел снизу вверх, исподлобья, сладострастно, коварно, изображая "подчинение", сквозь которое все равно упорно пробивалась царственность. дьявольски смотрел.

- зачем надо было восстанавливать резервацию? есть же много других мест.
не отвечаю. веду головой. смотрю вбок. где-то поблизости вспышка энергии, чую ее остро, как и всегда в последнее время. мысли мутнеют.
- Рания.
тихое обращение выбивает из коннекта со вспышкой напрочь.
вижу пальцы на центре своей груди и понимаю, что, пока зависала, прошло много времени.
- ты что, умеешь это отключать?.... гад?
- умею, - смеется
- а почему раньше не...?!
пожимает плечами и смеется:
- ты не просила.

- почему ты меня так называешь?
- а тебя как-то иначе зовут?
правдоподобно удивляется.

- так ведь часть - все равно не целое.
- ой, ну ты же вообще неверно понимаешь "часть".
подходит к деревьям, отрывает с одного листок, кладет его на ладонь, а рядом на ту же ладонь кладет неоторванный лист вместе с веточкой, из которого он растет. ветка растет из ствола, ствол - из корней, корни - из земли. спрашивает, вижу ли я разницу. начинаю что-то понимать.
эти листья на ладони скоро станут фетишем.

- если ты будешь продолжать свои бесконечные вопросы, всей растительности в этом лесу придет конец. она вся пойдет на наглядные примеры.

- куда мы идем?
- вперед.
лес не кончается. он творит его прямо под своими ногами.

@темы: Hideaway, Dorian, Annam

06:44 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
то был странный мужик. он не был особо красив, не был ничем примечателен. у мужика было что-то вроде кучи детей, разных возрастов. и их хата, в которой я периодически жила. ему было лет где-то 40-50. и почему-то я была готова чуть ли не стать женой этого мужика. почему-то.
я, конечно, догадываюсь почему, но это мы оставим для привата.
а мужик таки был невзрачный. какой-то почти поседевший, в чем-то темно-сером...
и хата его находилась рядом. или - переход в его хату. вообще, конечно, там, куда мы заходили, не хватило бы места для целой квартиры. но дверей было много повсеместно. это была площадь, разделенная на сектора, и двери - повсюду. прямо в плоских стенах вокруг площади и секторов. видимо, это были другие переходы.
что и как долго было в хате - это я не помню.
потом мы вышли на площадь. и почему-то сразу разделились. точнее, я куда-то умотала.
на площади был народ. обычные, вроде бы, человеческие люди. сидели на каменных блоках вместо лавочек, ходили, разговаривали, играли дети - все цивильно и опять ничего примечательного.

не помню, как и зачем я наткнулась на этого мужика. вроде бы, он меня искал и ждал, а я знала об этом и решила сжалиться...
он сидел с краю площади, тоже на каменном блоке. тут был тихенький такой закуток, безлюдный. вокруг него копошились его дети - кто постарше, кто помладше. помню, младшая девчонка лет пяти была блондинкой, эта игралась с чем-то на асфальте, а постарше, лет четырнадцати - шатенкой, эта шланговалась за спиной отца и что-то высматривала. остальных не разглядела и не запомнила.
мы говорили с этим мужиков. долго говорили, обстоятельно. не помню, о чем. помню только суть - я резко почуяла, что он мне интересен и вообще мразь и жалкий и хотела его бросить, а он чуть ли не слезно умолял меня остаться, идти с ним, я же так привязалась к детям и все такое. нет уж, пидор, спекулировать детьми (которых я рили обожаю, чьими бы они ни были, даже если я их не знаю и не помню) - это ты уже запрещенный прием юзаешь.
в общем, я силилась все таки послать это чмо. но чмо так картинно ныло, что мне даже было его жаль и я пыталась говорить мягше, заботливее и чтоб сам понял.
но нет. не понял.
и вот, я уже иду прочь с того места, вглубь площади - а он идет за мной. я останавливаюсь и снова пытаюсь что-то объяснять.
в это время мимо нас проходит... мой отец. ну, мой мясной отец. спокойный такой, чет напевает себе, тащит что-то длинное - то ли доску, то ли свернутый ватман. глянул на меня, да и дальше пошел.
а я все объясняла.
через какое-то время отец шел обратно. уже без чего-то длинного. опять глянул на меня. на этот раз как-то удивленно. и я прям прочитала его мысль в этом взгляде - "ты ж вроде собиралась его послать?".
"и в самом деле", - подумала я следом за папашей, которому, как оказалось, рассказывала о своих планах на тему сего существа.
подумала - и, забив на речитатив "мужика мечты", догнала отца и пошла с ним рядом. сразу как-то повеселело. и полегчало. как мусор выкинула и вонять перестало.

шли молча. отец пошел к другому краю площади, туда, где на длинном бетонном блоке сидело много народа. пока шли туда, миновали пару поворотов между секторами, клумбу, какой-то магазинчик и вход во что-то большое.
телки, сидящие на блоке и курящие, при виде отца поздоровались, подвинули жирные жопы и свое пиво, освобождая место. отец, с удовольствием сев, достал свое пиво, аккуратненький стаканчик, не торопясь и с умилительным предвкушением налил в него пива, достал какую-то закусь (не разглядела), удовлетворенно вздохнул и посмотрел на меня. мол, рассказывай.
рассказывать я не торопилась. горло сдавливала откуда-то начинающая накатывать ярость. мысли путались и обращались в точку. в ясную такую, пылающую, хоть и черную, точку. почему-то казалось, что мы с отцом здесь не от мира сего. или мы здесь лишние, или это все вокруг - лишнее. все они и всё это. мы как будто светились, а остальные - тлели. медленно поворачивая голову, я смотрела на телок. а телки косились на меня. испуганно. да и этот "мужик мечты"... что за чмо. ярость поднималась как раз к нему. он казался грзяью.
на блоке, рядом с телками, лежала пачка сигарет одной из них. цепанув ее, я вытащила сигарету, положила пачку обратно, материализовала откуда-то зажигалку и самозабвенно закурила. и только тогда заметила возмущенный, но все еще испуганный взгляд телок.
- а...., - крякнула одна из них.
- да она все равно свое возьмет, - с добродушной улыбкой объяснил ей отец.

телкам не выдалось продолжить. все равно конкретно к ним злобы почему-то не было... но, им не удалось не по той причине.
внезапно за спиной раздались шаги, возня, ор маленького ребенка. совсем маленького. я обернулась. к нам уже успешно подошел тот самый "мужик мечты". с ребенком на руках, около года. пацан. пацан орал. видно, что просто капризничал. ублюдок. фон говна, идущий от "мужика", распространился и на "ублюдка". чем-то они даже были похожи.
- спасите нас!, - провозгласил мужик, скуксив грустное ебальце. провозгласил как бы всем сидящим на блоке, но смотрел на меня.
"говнооооооо", - подумала я. но вместо этого сказала:
- спасать сам себя будешь. а помочь помогу, если что-то реальное.
но, не успела я выговорить и первое слово, как на мужика заорала рядом стоящая бабка лет 65ти, старая, но боевая такая, с огоньком. эта тоже светилась, хоть и чуть слабее. орала она то же самое по смыслу, что и говорила я, только развернутее, агрессивнее, поучительнее и с красивыми нецензурными оборотами.
мужик было заткнулся, проглотив язык и даже попятился от напора, но потом таки вспомнил:
- спасите нас, нашу семью!, - заорал он чуть громче, чем в первый раз и еще более жалобно, - дети страдают без той, что могла бы стать им матерью! я тоже страдаю!
"ну и чмо", - отметила я мысленно, следя, как пацан у него на руках мотает сопли на рукав.

тут я поняла, что пришло время окончательного объяснения. эдакого контрольного в голову. не потому что он бы че-то понял, нет. просто я этого хотела. для себя. это был контрольный в голову скорее мне.
- Понимаешь..., - начала я достаточно громко, чтобы переорать светящуюся бабку, - Я тебя не люблю. более того. я люблю только одно существо в этом... хм, во всех мирах, - я снова затянулась сигаретой и смачно выдохнула дым. "мужик" попятился еще на шаг, чему я была несказанно рада. он не любил, когда я курю, - Я люблю Дориана, - продолжила я, - И курить я тоже люблю.
с этими словами я сделала последнюю затяжку и впечатала окурок в блок, гася его.

и тут произошло что-то невообразимое. мужик, бывший мужиком, вокруг которого почему-то в срочном порядке прямо в воздухе растворились дети, обратился в бабу.
баба была моложе. возможно, только чуть старше меня самой. такая же высокая. но какая-то... потрепанная. и такая же жалобная. но, почему-то она стала то ли чуть обиженнее, то ли чуть серьезнее.
я почему-то ржала.

потом она куда-то ушла. а я пошла за ней. держалась на расстоянии, но всегда держала в поле зрения. ярость, до того бывшая точкой, теперь стала бешеным потоком, что влился в меня всей своей полнотой. ЭТО надо было уничтожить. просто надо было.
я подходила к ней и цепляла ее. словами. отпускала словечки по поводу ее обликов, обманов, дурости. неосторожности. по поводу того, что она нарвалась. я, кажется, провоцировала.
и это таки удалось.
где-то в центре площади ее блуждания закончились, она остановилась и развернулась ко мне.
- я тебе вьебу, - изрекла она и наклонила голову, как перед броском.
- ты? мне?, - я ухмылялась и совершенно искренне удивлялась.
- да, я тебе, - стояла на своем баба.
- ну так это, сука, из раздела фантастики, - равнодушно отвечала я.
вокруг нас собирался народ. кто-то просто замедлял шаг, кто-то спецом подходил ближе, кто-то показывал на нас пальцем и обсуждал нас.
"смотри, смотри", - слышала я, - "она таки разозлилась. ох щас и будет..."
"да че будет то?"
"да ты чего. это же она!"
кто такая эта "она", откуда они ее знают и почему она - я - я не понимала. а может и понимала. но не помню.

И ТУТ НАЧАЛАСЬ МУЗЫКА
песня звучала громко - из ниоткуда и отовсюду, и одновременно, как будто кто-то орал мне ее прямо в ухо. или же она звучала откуда-то изнутри меня. и она была так убедительна... и она была невыносимо красива...

все, что я помню - это поток, который обвился вокруг бабы и намертво пригвоздил ее ко мне. теперь - только так. что-то звериное. не оставлю. не отступлю. и страх - мелкий, зудящий страшок где-то на за границей потока - я не знала, что именно она будет делать. а поток грохотал.

наконец "сука" (теперь я обращалась к ней исключительно так) пошла в атаку. это, наверно, должен был быть удар в ухо, а потом удар куда-то под дых, и что-то еще в этом роде - только вот ее руки пролетали как-то мимо. я видела, что она-то не промазывает. и я никак не закрывалась. но... она попадала будто по воздуху, как будто я была не материальна. только мелькания перед глазами.
раз пять или шесть она пыталась бить. на последний запал ее подугас. она округлила глаза и, кажется, думала стратегию.
и именно в этот самый момент, когда она замерла и выпучила свои сучьи глаза, ей прилетело в лицо. на самом деле, я никуда конкретно не целилась. куда попаду - туда и ладно. все равно ей много не надо. не помню, куда я попала. помню только, отпечатавшееся в памяти, как в замедленной сьемке - как летит вперед моя рука, и вокруг нее, как живые змеи, оборачиваются цепи, сами сползающие откуда-то с меня. с шеи или с плеч. оплетаются вокруг руки, оплетаются вокруг кулака, свисают с него - и бьют вместе со мной. разные, разных цветов и размеров. дальше - кровь, отдача в костяшке, сука сгибается пополам, закрывает лицо ладонью, качается.
цепи, мгновенно скользнувшие на руку, теперь так же быстро скользят обратно, и - недвижимыми уже змеями повисают на моей шее, прямо так, свисая до пояса и ниже. как шарф. как царственная мантия. они - светились ярче всего в этом мире.

просто крови и ее испуга мне было мало, чертовски мало. как только она разогнулась, за первым ударом последовал и второй. во время него я успела поймать снова скользнувшие мне на руку цепи в кулак, схватить их, зажать - и все последующие удары я так их и держала. свободными концами они обвились вокруг руки, куда достали. пытающие тускло-зеленым, они на самом деле были будто живыми. еще удар и еще. и еще. и еще. и еще. и снова. я просто убивала ее. била всем телом, в развороте, вкладывая в удар всю свою массу. снова и снова. она пыталась бежать. я гнала ее по площади и била в голову сзади. она падала. иногда вместе с ней падала и одна из моих цепей. я ее уже не поднимала. цепь, перепачканная кровью, слизью и дорожной пылью, так и оставалась валяться на земле или прямо на упавшем сучьем теле. она пыталась что-то вякать про то, что "а вот, как же ты теперь без нее", - но в ответ я лишь плевала в сучью рожу и за шкирку поднимала суку на ноги, чтобы снова втопить кулак в ткани ее головы. бессмысленно объяснять существу, у которого есть только облик (да и тот уже подпорченный), что цепь - лишь облик, а у меня есть не только он.

кажется, я убила ее. убила суку. не знаю. я не проверяла. но в какой-то момент, под одобрительные вопли народа на площади, что следовал за нами, петляя, она упала и больше не встала. не шевелилась и не дышала. от головы не осталось почти ничего - только аморфное красное месиво.
я распрямила спину, дышала тяжело и глубоко. так глубоко... перед глазами плясала светящаяся круговерть. что-то поднималось из груди, из живота - прямо до горла, сердце готово было выскочить через рот, изнутри так и стремился вырваться крик - победоносный крик, смешанный с рыком.
только через какое-то время я почуяла боль в руке и углядела разбитые в хлам костяшки пальцев. почему-то это вызвало смех. смех, пронзенный глубоким, победоносным дыханием.

@темы: Рания, Hideaway, Annam

11:17 

Смерть - это с ними, ибо мы - не узрим.
в какой-то момент отрубает инстинкт самосохранения. ты просто понимаешь, что что-то надо сделать и ты это делаешь. а мысли о том, "а что случится" - они остаются где-то за пределами жизни и тебя.
я все таки пошла туда, куда опасалась идти.
меня просто доебало.
доебало задавать вопросы, на которые нет ответа. доебало видеть кусками.
ответы работают не в том же виде, что и вопросы.

о чем я вообще думала, когда туда перлась? да ни о чем. я не думала. думать - иногда мешает.

я ловлю себя на том, что мыслю как она. временами - от и до. раз в 10 минут примерно.
есть большая разница между "Рания говорит "пиздец" и "пиздец".

меня доебало. на все разные вопросы ответ один и тот же.
и он прост как дважды два.
осталось только уловить его в головокружении всякой фонящей херни, в сумасшествии коннектов, в смутных событиях мира. уловить, отключив это все.
перевести его в слова.
песчинкой, летящей сквозь плетения судьбы, остановиться и стать центром смерча.

нас взяли и пробудили, а потом собрали - почему?
на разумных бросили именно нас - почему?
хранители ходят за каждым неотступно - почему?
людей перекрывает, как и я предвидела, хотя и отрицала до последнего, мир сходит с осей - почему?
меня учат всему подряд все кому не лень и даже те, кому лень - почему?
эти двое все таки сделали это - почему?
но не в Гардрахолле - почему?

она знает. она всегда знает. и у нее не надо спрашивать.
она не отвечает.
она присутсвует.

мне кажется, что я схожу с ума и одновременно кажется, что я нормальнее чем когда-либо.
сюда доносит то, что не должно сюда доносить. или должно? уже должно?
я чувствую то, что не должна чувствовать.
мне кажется, моих собственных эмоций, хоть как-то соотносящихся с происходящим в мире, просто нет. есть то, что доносится. по ним можно читать, как по книге. они - вход туда, куда не пускают иными путями.

кажется, будто она очень-очень близко. слишком близко. ближе, чем ручка или стол под рукой.

я не бросаюсь на стены. я чувствую невыносимую, сумасшедшую нежность. радость и любовь. все их чертовы оттенки - без повода, который я уже заебалась искать ЗДЕСЬ.
я чувствую кристально чистую ярость, когда надо бы чувствовать нежность ЗДЕСЬ. когда это было бы логично.
я чувствую тысячи переходов.
я чувствую чужой коннект.
вижу нити, которые испещерили всё, вижу вспышки и точки.
и - я ничего не вижу здесь. не вижу стол и ручку, лица и холод, цвета и пол. их - нет.

я сходила туда, куда опасалась идти. а потом все оборвалось. на этот раз не потому, что пришла она. в потому что пришла я.
я - то, что я вижу. что чувствую.
и я всегда прихожу.
и я близко, чудовищно близко.
и я люблю, и я ненавижу.

этой ночью внезапно позеленели глаза - и такими и остались. зеркал я боюсь.

во сне я орала на люстру.
сначала я орала на фонарь, он не хотел включаться. я дергала его чертову веревку, а он не включался. и он бесил. потом не хотела включаться и люстра. ни одна лампочка не горела. ни одна чертова лампочка. я знала, что они оба исправны. что электричество течет к ним, что они могут гореть. но они не горели. и когда я заорала на люстру - я не заорала. я сделала иное. люстра опала вниз керамическими и стеклянными осколками.
и все равно было светло. они не горели - но было светло. очень светло. свет шел... ниоткуда. и отовсюду.

@темы: Рания, Annam

The second after Mortis

главная